En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Глава 3.7. Продолжение отхода немцев и дневка 23 августа.

восточнопрусский театр был соответственно оборудован связью, которая в критический момент не была использована. Германские авторы не дают объяснений причин отсутствия связи штаба 8-й армии, поэтому приходится основываться на предположениях, что в связи с вторжением русских в Восточную Пруссию, а также в связи с неудачей 8-й германской армии во встречном сражении потоки беженцев, видимо, увлекли работников связи с их постов.

Отсутствие связи и даже сведений о местонахождении штабов корпусов и отдельных дивизий (17-й арм. корпус и 3-я рез. дивизия) после сражения 20 августа не свидетельствует о высокой организованности немцев. Те же документы показывают, что командование 8-й герм. армии оказалось излишне чувствительным к угрозе оперативному флангу, из чего можно заключить, что ученики и последователи Шлиффена были далеко не на высоте положения, как это представляется некоторым нашим авторам10.

Уже в темноте германские войска получили приведенные выше приказы об отступлении. Командованию корпусов и дивизий, а также потрепанным германским войскам представлялось, что отход их на запад может привести к новому поражению. Грозовой тучей казалась им русская конная масса Хана Нахичеванского, угрожавшая броситься на параллельные пути отхода, вцепиться в разрозненные колонны и громить их. Командующий 8-й армией ген. Притвиц в этом смысле высказал свои опасения начальнику генерального штаба и, очевидно, предостерег 1-й и 17-й арм. корпуса.

Поэтому, когда был получен приказ об отступлении, германские войска поспешно свернулись в колонны и не менее поспешно начали отход. Ряд очевидцев свидетельствует, что отход немцев протекал не только в суете, но и в большой поспешности. Путь отхода немцев по сообщениям очевидцев был обозначен не только брошенными предметами вооружения и снаряжения германских пехотинцев и брошенным обозом, но и зарядными ящиками. Уже оторвавшись от русских, немцы маршировали, не свертываясь на ночлег, а спали в колоннах, сходя, а иногда и не сходя с дорог.


(10) Эльцe, Танненберг, документ № 104.


[76]

В 14 ч. 00 м. 21 августа штаб 1-го арм. корпуса из Инстербурга с чувством облегчения донес, что противник на фронте 1-го арм. корпуса не ведет преследования и находится еще у Каттенау.

С еще большим чувством облегчения и успокоения штаб 17-го корпуса около 6 ч. 00 м. 22 августа доносил, что отход корпуса двумя колоннами прошел без помехи со стороны противника.

Большой помехой для планомерного отхода германских корпусов и отправки войск по железным дорогам были беженцы. Местное население, напуганное слухами о воображаемом варварстве русских войск, почти поголовно бежало из пограничных районов, загромоздив железные и грунтовые дороги.

22 августа около 13 ч. 00 м. комендант Кенигсберга донес, что 2-й русский корпус свернул от Лыка на север, повидимому, на Гольдап.

Штаб 17-го арм. корпуса тогда же доносил, что отдельные эскадроны противника следовали в направлении на р. Ангерап и к 8 ч. 00 м. перешли дорогу Гумбинен, Буйлен.

Эти донесения подтверждают, что в течение 21 и 22 августа русские войска, если не считать отдельных эскадронов, появившихся на р. Ангерап, не преследовали немцев. Более того, на основе этой пассивности русских командование 1-го герм. арм. корпуса было уверено, что и 23 августа русские не помешают погрузке и отправке эшелонов с частями 1-го арм. корпуса.

7. Продолжение отхода немцев и дневка 23 августа

Пока в штабе 1-й русской армии и в штабе Cеверо-западного фронта праздновалась победа под Гумбиненом, немцы продолжали свой отход с р. Ангерап.

К 23 августа войска 8-й герм. армии достигли: 17-й арм. корпус – района Алленбург; 1-й рез. корпус – Гердауен, Шиппенбейль; 3-я рез. дивизия – Алленштейн; войска 1-го арм. корпуса грузились на станциях все ближе и ближе к Кенигсбергу и увозились ва Кенигсберг, Мариенбург, Дейч-Эйлау. Отход немцев прикрывали: 2-я ландв. бригада (8 батальонов) – на р. Дейме; дивизия Бродрюка (16 батальонов)* – в районе Норкиттен (западнее Инстербурга); 1-я кав. дивизия


(*) Численность 2-й ЛБ и дивизии Бродрюка под вопросом. По штату батальонов должно было меньше. Но даже если первоначальная численность указана верно, то неизвестно сколько бойцов в них сохранилось после разгрома при Гумбинене.


[77]

с егерским батальоном (8 рот) – в 20 км юго-западнее Инстербурга и части 6-й ландв. бригады (6 батальонов) – в районе Мазурских озер, откуда 22 августа следовали на Ангербург для погрузки и переброски ее в Дейч-Эйлау.

Таким образом, перед фронтом 1-й русской армии оставалось 32 германских батальона и около 30 эскадронов кавалерии и в Летцене – отряд полк. Боссе в составе 4,5 батальонов.

Кроме того, имелись многочисленные отряды ландштурмистов, частью примкнувшие к войсковым частям, частью действовавшие самостоятельно. Только в районе действий 1-го арм. корпуса ген. Франсуа отряды ландштурма и военных добровольных обществ несли полевую службу по охране границ и железных дорог в 45 пунктах. Русские части отмечают вооруженное сопротивление, оказываемое частью местного населения русским разведывательным и охраняющим частям.

В районах, достигнутых 1-м рез. и 17-м арм. корпусами, последние, как известно, устроили дневку, происхождение которой ген. Людендорф склонен отнести к собственному оперативному творчеству, которая на самом деле произошла помимо него, в чем мы уже имели случай убедиться из германских документов, но чего еще раз коснемся в другой связи.

В 22 ч. 15 м. 22 августа дежурный по штабу 8-й герм. армии кап. Вальдов записал следующий разговор со штабом 17-го арм. корпуса:

"Запрос о согласовании с 1-м рез. корпусом. Сведения переданы через кап. Колькрейт и майора Шверен. Шгаб корпуса остается и 23 августа в Луговен, корпус остается в сегодняшнем районе расквартирования. Передовые части – на линии Плендловен - Иодлаукен. Об этом будет донесено и завтра в Мариенбург. Противник церед фронтом 17-го арм. корпуса и сегодня нерешительно выдвигал за р. Роминте только слабую конницу. Донесение авиации 17-го арм. корпуса о разведке перед фронтом 1-го рез. корпуса: в 18 ч. 00 м. в Клешовене, Гавайтене, между Гавайтеном и Курвененом, а также в Курненене, замечены пехотные бивуаки. Пликенские горы и лес юго-западнее Карклинена свободны от противника. В Даркемене – пожар. У юго-восточного выхода из Даркемена – повозки. Войск не замечено.


[78]

17 арм. корпус 23 августа выбросит вперед усиленные разведывательные эскадроны. 1-й рез. корпус – в Гердауен (дивизии – одна за другой). 1-й арм. корпус продолжает медленно грузиться. Было уже много задержек. 17-й арм. корпус просил 1-й арм. корпус не отдавать завтра Инстербурга. 1-я кав. дивизия также должна оставаться завтра восточнее р. Инстер. Эту просьбу в 1-м арм. корпусе обдумывают, решение еще не принято. 17-й арм. корпус пополнился огнеприпасами, корпус использовал этот день, чтобы привести себя в порядок. Настроение хорошее"11.

Этот документ не только еще раз опровергает сообщение ген. Людендорфа, но и дает сведения о продолжающейся стоянке 1-й русской армии, что, собственно, и позволило немцам устроить дневку 23 августа, заслуженную их войсками, покрывшими в течение двух суток расстояние в общем около 80 км. С другой стороны, факт дневки сам по себе заслуживает внимания. Русские войска 2-й армии маршировали без дневок, чтобы отрезать пути отхода немцам, а немцы устраивали в это время дневку. Короче говоря, одна русская армия (Самсонова) крайне торопилась, хотя это для нее было не только не обязательно, но даже нежелательно, другая же армия (Ренненкампфа) в это время стояла, хотя для нее было не только желательно, но и обязательно энергично преследовать немцев после их поражения под Гумбиненом. Отсутствие руководства армиями по рубежам со стороны ген. Жилинского внесло эту несообразность в действия армий.

8. Оборонительное расположение группы командира 20-го германского корпуса ген. Шольца и ход событий на южном крыле Германского фронта

Из доклада начальника штаба 20-го арм. корпуса полк. Гелля ген. Мольтке в Кобленц нам известно о пламенной готовности войск 20-го корпуса "дорваться до 2-й русской армии". Но это высказывалось только в разговоре с высоким начальством; полк. Гелль и ген. Шольц в ином тоне сносились со штабом 8-й армии, руководству которого они, якобы, не доверяли.


(11) Эльце, Танненберг, документ № 2.


[79]

Предыдущее: Глава 3.6. Отход 8-й германской армии с р. Ангерап.  Следующее: Глава 3.8. Оборонительное расположение группы 20-го корпуса.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)