En
---
Свежее на сайте

План Шлиффена в Первой мировой войне. Часть 1.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Сражение на Эне.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.
Сравниваем армии в ПМВ.

Шрифт: A   A   A
Кило Истории - наш логотип
30. 5. 1915. - Немцы взяли Стрый.

Глава 4.3. Бои у Орлау, Лана и Франкенау. (Окончание)

частей вливается 3-й батальон 146-го пех. полка, направленный командиром 37-й пех. дивизии вслед за батальонами 151-го и 18-го ландв. пех. полков. Таким образом, к 19 ч. 00 м. немцы вводят в бой 8 батальонов и ценой тяжелых потерь к 20 ч. 00 м. отбрасывают русских к Орлау, но при этом части 18-го ландв., 146-го, 147-го, 151-го пех. полков и 1-го егерского батальона сильно перемешались. Деревни же Аллендорф и Лана остались в руках русских; бой продолжался и ночью.

Вечером командир 29-го Черниговского пех. полка полк. Алексеев вводит в бой последний батальон своего полка и во главе батальона с полковым знаменем бросается на немцев в штыковую атаку, во время которой он был убит. Батальон же понес тяжелые потери, но остановил наступление немцев.

Когда стемнело, командир 73-й бригады ген. Вильгельми, вернувшись на свой командный пункт, запрашивает командира 37-й дивизии, не должен ли он отвести свои перемешавшиеся и серьезно потрепанные войска на главную позицию. Командир дивизии предоставил право решить этот вопрос командиру бригады. Тогда ген. Вильгельми решил отвести свои части на главную позицию, но это оказалось весьма затруднительным, так как мест расположения штабов никто не знал, не знали, кто из командиров частей цел, кто погиб, к тому же с наступлением темноты в долине р. Алле поднялся густой туман, осложнивший и без того плохую видимость и возможность сбора войск.

Но вернемся к общему положению 37-й пех. дивизии.

Вводом в бой дивизионных резервов на участке 73-й пех. бригады против одной бригады 15-го русского корпуса командир 37-й пех. дивизии лишил себя возможности иметь резерв на 24 августа, когда его дивизии предстояло вести бой с главными силами всего 15-го русского арм. корпуса.

Положение же на участке 73-й пех. бригады было печальное, о чем ген. Вильгельми так доносил командиру дивизии:
..."Части бригады совершенно перемешались, и в темноте вряд ли возможно будет привести их в порядок. Потери очень велики"10.


(10) Шефер, Танненберг, стр. 37.


[100]

Немцы сами еще не понимали, что случилось в результате контратаки 73-й пех. бригады и дивизионных резервов. Даже спустя 20 лет немцы продолжают считать, что они одержали победу под Орлау и Лана. На самом же деле они, потрепав 29-й Черниговский пех. полк, понесли столь тяжелые потери и настолько расстроили свои части, как это видно из донесения ген. Вильгельми, что сомневались в возможности удержаться на осповных позициях на следующий день. К тому же немцы уже израсходовали все дивизионные резервы на завязку боя с одной бригадой 15-го корпуса. На самом деле 37-я пех. дивизия потерпела серьезное поражение вследствие контратаки против 29-го Черниговского пех. полка. *

Действия командира 73-й пех. бригады ген. Вильгельми напоминают в точности образ действий командира 1-го арм. корпуса ген. Франсуа под Сталюпененом, с той лишь разницей, что Франсуа пытался с дивизией атаковать русский корпус, а Вильгельми с 8 батальонами атаковал 7 русских батальонов11. Что же касается метода обороны (короткий контрудар), то метод, конечно, правильный, но немцам следовало этот удар осуществить только после того, как русские будут потрепаны огнем обороны.

д) События 24 августа

Командир 20-го герм. корпуса ген. Шольц во время боя на участке 37-й пех. дивизии находился со своим штабом в Мюлене. Обстановка на фронте корпуса по свидетельству Шефера была такова:

"Дивизия Унгера до сих пор еще не была атакована, и 41-й пех. дивизии только левофланговые части были под артиллерийским огнем русских, а на фронте 37-й пех. дивизии шел упорный бой. Командир корпуса распорядился направить все резервы войск корпуса на участок 37-й пех. дивизии. Около 19 ч. 00 м. 37-я пех. дивизия была запрошена штабом корпуса, сможет ли эта дивизия утром 24 августа перейти в наступление, чтобы отбросить русских. Получив утвердительный ответ командира дивизии, ген. Шольц отдал приказ о переходе корпуса в наступление с утра 24 августа


(*) И все же 23-го германцы одержали победу. Пиррову...

(11)29-й и 30-й пех. полки имели по 3,5 батальона. – Н. Е.


[101]

Предполагая привлечь для наступления и части 3-й рез. дивизии, выгружавшиеся в Алленштейне, ген. Шольц рассчитывал иметь успех в задуманной им наступлении. Однако, спустя некоторое время обстановка приняла иной оборот. 3-я рез. дивизия к этому времени вследствие перебоев в железнодорожной движении не закончила своего сосредоточения, почему ее командир ген. Морген просил оставить его дивизию у Алленштейна"12.

К тому же в штабе 3-й рез. дивизии было получено распоряжение ген. Гинденбурга, в котором указывалось, что 1-й корпус не сможет прибыть на правый фланг 20-го корпуса ранее 26 августа, 20-й корпус должен пока что обходиться своими силами, 3-ю рез. дивизию необходимо временно оставить у Алленштейна.

В сложившейся обстановке командир 20-го корпуса принял решение вывести вверенный ему корпус из-под угрожавшего ему удара. В 2 часа 24 августа начальник штаба корпуса полк. Гелль запросил 37-ю пех. дивизию о ходе боя и сможет ли она оторваться от противника. Командир 37-й пех. дивизии ген. Штаабс ответил, что, по его мнению, дивизия безусловно сможет удержаться, если этого требует общая обстановка, но возможен и отход. Ген. Штаабс просил, если будет решено отходить, то немедленно отдать об этом приказ, чтобы до рассвета оторваться от русских.

С согласия штаба армии был отдан приказ об отступлении 37-й пех. дивизии. В этом приказе говорилось, что 41-я пех. дивизия должна оставаться на месте, 70-я ландв. бригада должна собраться у Фраулен (в резерве), 75-я пех. бригада должна отойти на фронт Зейтен - Бровинен, а 73-я пех. бригада – на фронт Луткен - Гансхорн.

В 3 ч. 45 м. 24 августа, когда в частях 37-й пех. дивизии царил хаос и беспорядок, когда одни части отошли, а другие не были еще отысканы и извещены о необходимости отступать, когда "не только во многих случаях пришлось оставить раненых, но не досчитывались целых войсковых частей"{13}, русская артиллерия открыла огонь, а пехота 15-го арм. корпуса двинулась в атаку.


(12) Шефер, Танненберг, стр. 37.

(13) Там же, стр. 38.


[102]

По свидетельству командира 15-го арм. корпуса ген. Мартоса немцы, видимо, не ожидали удара и стали в беспорядке отступать, бросая раненых. 2-я бригада 6-й дивизии завладела 2 орудиями и несколькими пулеметами противника. Было взято в плен несколько офицеров и около сотни солдат.

Отступление немцев, однако, было преднамеренное.

Атака частей 15-го арм. корпуса обрушилась на разрозненные части 73-й пех. бригады, начавшей уже свой отход, и на 75-ю пех. бригаду, готовившуюся к отступлению. Когда около 4 ч. 00 м. русская артиллерия открыла огонь, командир 75-й бригады ген. Бекман принял решение отступать, не дожидаясь разрешения, что, впрочем, через некоторое время одобрил прибывший на участок бригады ген. Штаабс. Но приказ Бекмана не дошел до некоторых частей его бригады, продолжавших удерживать отдельные участки укрепленной позиции. Среди других в изолированном положении оказались роты 150-го пех. полка, взвод 5-й батареи 73-го арт. полка и взвод пулеметов, которые и стали добычей частей 6-й пех. дивизии (24-го пех. Симбирского полка), ворвавшихся и укрепленную позицию между 5 и 8 час. 24 августа.

Так закончился первый бой 15-го арм. корпуса, в общем увенчавшийся значительным успехом, 37-я герм. пех. дивизия, составлявшая левый фланг 20-го арм. корпуса, была разгромлена. По свидетельству германского Рейхсархива, немцы потеряли:
а) 1-й егерский батальон: командира батальона, 16 офицеров и 254 бойцов;
б) 151-й пех. полк: 5 офицеров и 130 солдат убитыми и 11 офицеров и около 250 рядовых ранеными;
в) 3-й батальон 146-го пех. полка: убитыми и ранеными 34 чел.

О 147-м пех. полке сведений нет, но он пострадал больше других, именно в нем некоторые роты потеряли по 150 чел. Части 75-й пех. бригады потеряли свыше 300 чел. убитыми и ранеными, при этом полных сведений о потерях также нет. Из состава 73-й пех. бригады – всего похоронено 587 убитых бойцов и офицеров. Однако, потери немцев убитыми надо определить не менее 1 000, а ранеными около 3 000 чел. Русские в этом бою потеряли убитыми и ранеными около 2 500 чел.14.


(14) По документам 29-го Черниговского полка ротами этого полка похоронено 600 немцев, столько же похоронил 30-й Полтавский полк, но при этом много убитых осталось непохороненными sa недостатком времени. Черниговским же полком подобрано свыше 800 раненых немцев. Черниговский полк потерял убитыми 896 и ранеными 983 чел. ВИА, д. 45480, л.л. 22 и 23 штаба Черниговского пех. полка.


[103]

Предыдущее: Глава 4.3. Бои у Орлау, Лана и Франкенау. (Продолжение)  Следующее: Глава 4.4а. Действия германского командования.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK   ОдК   twit   fb   g+

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения || ЭИЧЦ || ФФВВ

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)