En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Глава 6.5. Бой на южном фланге армий.

в сторону левого фланга на фронте Турау, Гансхорн. Пехота быстро начала частью окапываться, а частью залегла в картофельных и свекловичных полях, используя борозды и канавы.

Некоторые русские батареи выезжали на позиции под артиллерийским огнем немцев.

После трехчасового боя 152-й германский пех. полк овладел д. Гансхорн, потеряв 63 рядовых, 9 унтер-офицеров и 1 офицера. Этот полк вел наступление, не ложась после перебежек, а огонь вел с колена и стоя. 148-й герм. пех. полк, наступающий севернее д. Гансхорн, встретил упорное сопротивление русских. Этот полк вышел на указанный ему фронт одновременно со своими соседями, но при этом потерял 600 чел. убитыми и ранеными, в том числе 23 офицеров. В разгаре боя у Гансхорна бывший в дивизионном резерве 18-й пех. полк влился в боевой порядок 74-й пех. бригады, поддержав атаку 148-го и 152-го пех. полков, во время которой потерял 30 чел., в том числе 9 офицеров.

72-я пех. бригада, атаковавшая Гардинен и высоты севернее, встретила еще более упорное сопротивление наскоро окопавшихся частей 2-й бригады 2-й пех. дивизии.

Русские встретили наступление немцев ружейным и пулеметным огнем с дальних дистанций. Бой у Гардинена затянулся до вечера и стих уже под освещением горевшей деревни. 72-я пех. бригада в бою у Гардинена потеряла 550 чел., в том числе 23 офицеров.

Присоединившаяся к наступлению 41-й пех. дивизии 75-я пех. бригада (усиленная) атаковала сперва лишь передовые части русской колонны, что удалось ей выполнить быстро и без больших потерь. Но дальнейшее продвижение немцев к Гросс-Лаубен было встречено огнем 1-й бригады 2-й пех. дивизии, и немцы ограничились здесь занятием высот в 1 км восточнее Гросс-Лаубен.

Атакованные подавляющими силами противника 7-и и 8-й пех. полки русских после упорного сопротивления потерпели поражение, потеряв 1750 чел. (по данным Рейхсархива). С наступлением темноты бригада стала отходить в большом беспорядке, роты и батальоны перемешались, управление было совершенно утрачено, и бригада в виде толпы собралась ночью к Липпау.


[157]

В таком же положении оказались и части 41-й герм. пех. дивизии. В штабе дивизии не имели представления о результатах боя. Только около полуночи ген. Зонтаг узнал о взятии Гансхорна. Но о положении 1-го корпуса, который должен был быть справа, примерно на той же линии, сведений не было. Только на другой день, когда 3-й батальон 18-го пех. полка по распоряжению командира дивизии занялся очисткой поля боя, на котором еще лежало 600 германских и 300 русских раненых и было взято в плен еще 900 русских, немцы по-настоящему разобрались в обстановке.

По данным Военно-исторического архива, к 29 августа (11 сентября), т. е. после "Танненбергского" сражения 7-й Ревельский полк имел в строю 1 202 строевых и 139 нестроевых, а 8-й Эстляндский имел 7 штаб-офицеров, 33 обер-офицера, 1 990 строевых и 628 нестроевых. Иначе говоря, уже после окончания операции 7-й полк имел еще около 30% своего состава, а 8-й полк более 50%. Потери, исчисляемые Шефером в 554 убитых, 900 пленных, 300 раненых, взятых немцами, близки к действительности. Сюда надо добавить, что до 500 раненых было эвакуировано русскими, а в число 900 пленных входит и 300 раненых. Таким образом, общие потери русских достигают 1900-2000 чел. Потери же немцев, по Шеферу, составляют 1100 чел., что сомнительно. Немцы похоронили своих 381 чел., 600 подобрали на другой день на поле боя и, очевидно, в ходе боя были подобраны раненые, которыми была переполнена д. Ошекау. Надо полагать, что немцы понесли в этом бою, примерно, такие же потери, как и русские; 152-й пех. полк потерял 73 чел., 148-й - 600 чел., 18-й - 30 чел., 72-я пех. бригада - 550 чел.; к этим потерям надо добавить неисчисленные потери в артиллерийских, саперных и кавалерийских частях, бывших все время под огнем и понесших также серьезные потери, не учтенные Шефером.

Поражение 2-й бригады 2-й пех. дивизии имело крупные тактические и оперативные последствия. С отходом этой бригады к Липпау левый фланг и тыл 15-го русского арм. корпуса были обнажены.

Ввиду получения донесения о поражении 2-й бригады начальник 2-й пех. дивизии ген. Мингин принял неправильное решение "искать соединения со 2-й бригадой". Вместо пред-


[158]

полагаемой ночной атаки на Мюлен вместе с 22-м Нижегородским пех. полком ген. Мингин повернул 1-ю бригаду и отошел к Янушкау. Здесь он получил приказ командующего армией "упорно обороняться и южнее д. Скоттау ни в каком случае не отходить".

В то время когда 22-й Нижегородский пех. полк вместе с 1-й бригадой 2-й пех. дивизии ввязались в бой у Мюлена, колонна ген. Торклуса остановилась для выяснения результатов боя у Мюлена. Но ген. Торклус не счел нужным сам отправиться к своему 22-му Нижегородскому пех. полку или послать офицера для выяснения положения у Мюлена и сообщения командиру 15-го корпуса гея. Мартосу. Между тем, наступила почь. 1-я бригада 2-й пех. дивизии в сумерках отошла к Янушкау. Нижегородский полк, усиленный батальоном Симбирского полка с двумя батареями, окопался восточнее д. Мюлен. 23-й Низовский пех. полк с двумя батареями стоял у Паульсгута. Два батальона 24-го Симбирского полка заняли Кенигсгут, выбив из этой деревни разведывательные части немецкой конницы (ландверные эскадроны). Один батальон Симбирского полка был оставлен южнее Паульсгута.

Ночь с 26 на 27 августа 15-й арм. корпус провел, располагаясь главными силами 8-й и 6-й пех. дивизии на фронте Грислинен, Гогенштейн, Паульсгут, имея 5 батальонов в соприкосновении с немцами у Мюлена на своем левом фланге и 2-ю пехотную дивизию, отступившую в район Янушкау, Липпау. В общем 15-й арм. корпус растянулся на фронте 30 км. Правофланговые его колонны двигались на север, средняя колонна остановилась на месте, а две левофланговых отходили на юг.

Части 13-го арм. корпуса маршировали в пустом пространстве и без перспектив встретить противника в полосе своего наступления.

5. Бой на южном фланге 8-й германской армии 26 августа

Боевым событиям на южном фланге 8-й герм. армии предшествовали некоторые обстоятельства.

Утром 25 августа Гинденбург и Людендорф приехали в штаб 1-го арм. корпуса ген. Франсуа. В беседе обнаружи-


[159]

лись крупные разногласия во взглядах ген. Франсуа и Людендорфа на дальнейшее ведение операции на юго-западном фланге 8-й герм. армии. Франсуа считал, что атака его корпуса должна быть направлена не на Уздау, а юго-западнее, т. е. не в лоб, а во фланг 1-му русскому арм. корпусу. Людендорф же считал необходимым вести атаку на Уздау. По свидетельству Эльце ..."разговор привел к ожесточенному спору между этими генералами. Гинденбург, соответственно своему высокому положению командующего армией, держался в стороне и вмешался только тогда, когда надо было принять окончательное решение. Спор касался двух вопросов. Во-первых, надо было авторитетом командующего армией пресечь на будущее время возможность самовольных действий ген. Франсуа, а во-вторых, надо было заставить Франсуа подчиниться намерениям Гинденбурга в данную минуту.
Гинденбург поддержал Людендорфа и уговорил ген. Франсуа, но взаимоотношения обоих генералов оставались враждебными даже после войны"
.

Франсуа принял к исполнению приказ Гинденбурга, но выполнял его медленно. Так, в 5 ч. 20 м. 26 августа он донес командующему армией об отданных им распоряжениях для наступления против 1-го русского корпуса, отметив при этом, что он не может поручиться за исход предпринятого им наступления.

В 8 ч. 40 м. того же числа ген. Франсуа обратился с просьбой к командующему армией "разрешить ему самому выбрать время начала наступления, так как приходится еще дожидаться прибытия подкреплений".

В 10 ч. 15 м. ген. Франсуа жалуется штабу армии, что ему нехватает 10 батарей, 6 легких артиллерийских парков, 4 батальонов, 3 тяжелых гаубичных батарей с легким артиллерийским парком, что эшелоны корпуса сильно задержаны на участке Кенигсберг, Эльбинг.

После неосмотрительных атак под Сталюпененом и Гумбиноном ген. Франсуа на этот раз был гораздо осторожнее. В свое время Франсуа, вопреки приказу ген. Притвица, вел свои неудачные атаки, а в данном случае, вопреки приказу ген. Гинденбурга, он не хотел проводить атаку.

В то время как ген. Франсуа неохотно и неуверенно двигал свой корпус в наступление на Уздау, командир 1-го


[160]

Предыдущее: Глава 6.4. Боевые действия в центре армий 26 августа 1914.  Следующее: Глава 6.5. Бой на южном фланге армий. (Продолжение).

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)