En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Вторая осада крепости Перемышль.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Глава 7.4. Боевые действия на южном фланге 27 августа

В общем, южнее Мюленского озера произошло следующее: 2-я русская пех. дивизия, голодная, почти без патронов, отступала без давления со стороны немцев. 37-я герм. пех. дивизия своей 75-й бригадой начала наступление против 1-й бригады 2-й пех. дивизии, но была возвращена под Мюлен. 41-я пех. дивизия стояла между Мюленом и Уздау, созерцая ход сражения на левом фланге 20-го корпуса и на фронте 1-го арм. корпуса. Если бы 41-я пех. дивизия в этот день направила передовые отряды на Нейденбург, она могла бы рассчитывать взять в плен штаб 2-й русской армии.

Чтобы покончить с изложением событий южнее Мюленского озера, заметим, что ген. Гинденбург, получив донесение о взятии Уздау, послал в Гардинен к 41-й пех. дивизии генерала Грюнерта с приказом, чтобы дивизия не наступала на юг, как это раньше было намечено, а немедленно двинулась на Ваплиц. Этот приказ одновременно получен был по телефону и в штабе корпуса.

Но в штабе дивизии имелись также донесения 10-го драг. полка о русских восточнее озера Ковнаткен под Франкенау, Буякен. Ген. Грюнерт высказал предположение, что это были рассеянные остатки разбитого накануне русского корпуса7. Ген. Зонтаг отдал приказ о наступательном марше западнее озера на Ваплиц. В 13 ч. 30 м. выступил авангард. День был, как и предыдущий, душный и жаркий. Дороги, по которым предстояло проходить, тонули в песке. Переутомление войск, не получивших в этот день еще продовольствия, находившихся уже десятый день в беспрерывном походном движении, рывших окопы и участвовавших накануне до глубокой ночи в бою, потребовало под Туровкен продолжительного отдыха; так как в селении было мало колодцев, можно было снова выступить лишь в 17 ч. 00 м. Ген. Зонтаг, между тем, решил, что ввиду позднего времени и возможности встречи с противником под Буякеном (2 пехотных полка) и восточнее Франкенау, в этот день не итти дальше линии Янушкау - южный берег озера Мюлен и там окопаться.

37-я пех. дивизия и приданные ей части 20-й и 70-й ландверной бригад послеобеденное время провели на марше.


(7) На самом деле немцы разбили не корпус, а 2-ю бригаду 2-й пех. дивизии.


[179]

75-я пех. бригада ходила за своими сложенными вещевыми мешками.

В таком же положения, как 37-я и 41-я герм. пех. дивизии, оказался в зтот день 13-й русский арм. корпус. Командир корпуса ген. Клюев, направленный командующим армией на Алленштейн, в 9 ч. 40 м. 27 августа донес последнему:

"Алленштейн, по полученным сведениям, занят слабо; предоставляю его другому корпусу, сам иду на помощь пятнадцатому"8.

Командующий армией вполне одобрил это решение, обещавшее крупный успех соединенным силам 13-го и 15-го арм. корпусов в их атаке против правого фланга 20-го герм. арм. корпуса.

Вслед за телеграммой, посланной в 9 ч. 40 м., ген. Клюев послал другую, в которой доносил, что согласно просьбе ген. Мартоса занять Гогенштейн он посылает туда меньшую часть, а сам идет на Алленштейн.

В ответ на это начальник штаба армии телеграфировал по радио:

"Командующий армией требует энергичного содействия 15-му корпусу большею частью сил вашего корпуса"9.

Но донесение от корпуса о получении этой последней телеграммы не было получено; вместо него от командира 13-го корпуса пришла любопытная радиограмма:

"Немцы приводят в исполнение свои военные игры. Буду завтра иметь это в виду для дальнейшего движения, если не получу указаний от командующего армией. Сообщу и Благовещенскому. Прикажите Бобровскому продолжать этапы на Едвабно и далее. Крайне нуждаюсь. Вчерашнее мое письмо прошу считать недействительным"10.

Во всяком случае, 13-й корпус продолжал свой марш на Алленштейн, а для содействия 15-му арм. корпусу в Гогенштейн отправил 2-ю бригаду 1-й пех. дивизии. В 21 ч. 20 м. 27 августа войска 13-го корпуса беспрепятственно заняли Алленштейн.

Таким образом, днем 27 августа из состава 8-й герм. армии в сражении не приняли участия 37-я и 41-я пех. дивизии, а у русских 13-й арм. корпус (1-я и 36-я пех. дивизии).


(8) ВИА, д. № 13133, л. 8.

(9) ВИА, д. № 4050, лл. 37-59.

(10) ВИА, д. № 13133, лл. 6. Ген. Клюев имел в виду вариант одной из военных игр германского генерального штаба, во время которой немцам удаюсь окружить русских – Н. Е.


[180]

4. Боевые действия на южном фланге 27 августа

Мы оставили 1-й германский и 1-й русский корпуса в тесном соприкосновении на фронте Уздау - Гросс-Тауерзее - Рутковиц. Немцы должны были атаковать оборонявшихся русских, а русские предполагали встретить немцев контратаками.

Нужно добавить, что к немцам с севера утром 27 августа подошел отряд Шметтау (6 батальонов, 3 эскадрона и 3 батареи), а к русским подошли 1-й, 2-й и 4-й стрелк. полки 1-й стр. бригады (6 батальонов и 2 батареи), т. е. силы сторон остались, примерно, равными.

В 20 ч. 30 м. 26 августа командир 1-го герм. корпуса отдал приказ о наступлении на Уздау 27 августа.

Согласно этому приказу 1-я пех. дивизия должна частью сил сковать русских западнее Уздау, а главный удар нанести с северо-запада, 2-я пех. дивизия должна атаковать южнее Уздау, а 5-я ландв. бригада – сковать противника, удерживая позиции у Гейнрихсдорфа.

Следует заметить, что данные германской авиаразведки, полученные вечером 26 августа, были противоречивы. Поэтому 14-му авиационному отряду было приказано с утра 27 августа произвести дополнительную разведку в районе Зольдау.

Что касается распоряжений командира 1-го русского арм. корпуса, то они нашли выражение в отдаче приказа, предусматривавшего упорную оборону занимаемых частями участков, а также использование прибывших частей 1-й стр. бригады для контрудара из-за левого фланга совместно со 2-й бригадой 22-й пех. дивизии. Командир корпуса имел в виду повторить тот же маневр, какой уже имел место накануне (26 августа). В течение ночи войска 1-го арм. корпуса несколько улучшили свои окопы11.

Ночь с 26 на 27 августа прошла спокойно, стороны не тревожили друг друга даже обычными разведывательными поисками.


(7) Командир корпуса ген. Артамонов за ночь объехал позиции корпуса, вел беседы с подчиненными начальниками и, как человек религиозный, перекрестил начальника боевого участка ген. Савицкого, занимавшего самую ответственную часть позиции под Уздау. – Н. Е.


[181]

В 4 ч. 00 м. 27 августа два артиллерийских полка 2-й пех. дивизии и 2-й дивизион 52-го арт. полка 1-й пех. дивизии под общим начальством ген. Фуке открыли огонь по расположению 24-й пех. дивизии (Иркутский и Красноярский пех. полки), оборонявшейся юго-западнее Уздау. Артиллерия 1-й герм. пех. дивизии в это же время вела огневые налеты на правый фланг корпуса (85-й Выборгский полк), оборонявшийся северо-западнее Уздау. В 5 ч. 00 м. германская пехота должна была перейти в наступление, но в штабе корпуса было получено донесение, что Уздау уже занято. Это известие повело к изменению приказа корпусу. Ген. Мюльману было приказано немедленно бросить в атаку свою 5-ю ландв. бригаду и взять Борхерсдорф (7 км восточнее Гейнрихсдорфа). 2-й пех. дивизии приказано ускорить свое продвижение. Донесению ген. Шметтау о том, что он собирается с шестью батальонами, одним эскадроном и тремя батареями 20-го корпуса атаковать Уздау с севера и для этого займет в 5 ч. 45 м. исходное положение, не было придано значения. Ген. Франсуа с целью ознакомиться на месте с обстановкой, поехал в штаб 2-й пех. дивизии на ст. Гралау, а затем на Уздау. Проехав Мейшлиц, ген. Франсуа попал под ружейный и пулеметный огонь и установил, что известие о взятии Уздау было ложным. Командир корпуса и командир 2-й дивизии бросили машины и пешком вернулись в Гралау.

Наступавшие с северо-запада части 1-й пех. дивизии встретили упорное сопротивление русских, занимавших высоты северо-западнее Уздау. Бой протекал с переменным успехом, пока отряд Шметтау, наступавший через Берглинг на Кремерсдорф, не обошел с фланга и тыла героически оборонявшийся здесь 85-й Выборгский пех. полк. На долю этого полка выпала задача выдержать атаку бригады Шметтау и почти всей 1-й герм. пех. дивизии, поддержанных 16 тяжелыми, 18 легкими гаубицами и 78 полевыми пушками, а всего 112 орудиями (20 батареями), сосредоточившими свой огонь на фронте, примерно, 2 км.

После шестичасового боя против бригады Шметтау, 41-го полка, 3-го батальона 43-го полка и 3-го грен. полка, русский 85-й пех. полк скрытно отошел от Уздау.


[182]

Предыдущее: Глава 7.3. Действия в центре армий 27 августа. (Продолжение)  Следующее: Глава 7.4-5. Атака и отход 1-го рус. корпуса

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)