En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Глава 9.8. Боевые действия на 15-го корпуса.

Авангард 36-й дивизии выступил из Яблонкен около 18 час. У Лана слышна была сильнейшая канонада. Можно было рассчитывать поспеть к 24 час. в Мушакен и оттуда послать в 15-й и 23-й корпуса приказание отходить.
Когда авангард отходил к Мушакенскому лесу, было получено донесение, что по лесу отступает весь 15-й корпус. Как выяснилось после, 6-я дивизия стала отходить около 12 час. дня, т. е. вскоре после отъезда командующего армией и ранее получения вышеуказанного приказания командиром 13-го корпуса" 3.

Таким образом, день 29 августа части 13-го корпуса провели в форсированном марше, а к вечеру слились с потоками уже отходивших на восток 6-й и 8-й пех. дивизий 15-го корпуса. С этого времени действия 13-го корпуса можно рассматривать лишь совместно с действиями 15-го корпуса.

8. Боевые действия на фронте 15-го русского корпуса

В свое время мы оставили Калужский, Либавский и Кексгольмский полки на позициях западнее Франкенау - Ронцкен и бригаду 6-й кав. дивизии, отошедшую на восток. С наступлением темноты пехотные полки по приказу командира 2-й пех. дивизии ген. Мингина отошли к Лана и Орлау, где и закрепились для обороны. Тем временем 6-я пех. дивизии, занимавшая позиции восточнее д. Мюлен, и 31-й и 32-й пех. полки 8-й дивизии, прикрывавшие правый фланг 15-го корпуса у Кюнхенгута и Паульсгута, скрытно оторвались от противника под прикрытием своего охранения и начали отходить на юг через Ваплиц на Лана и Орлау. Отход их с северо-запада прикрывала 1-я бригада 8-й пех. дивизии, которая в качестве арьергарда развернулась на фронте железнодорожной станции Ваплиц, д. Ваплиц.

Направленные для наступления против отходившего 15-го корпуса части 41-й герм. пех. дивизии действовали осторожню, так как, по мнению начальника дивизии, общее положение никоим образом не допускало натиска. Благодаря такому мнению командира 41-й пех. дивизии днем 29 августа 15-й корпус отходил без помехи со стороны этой ди-


(3) Цитирую по труду Вацетиса.


[245]

визии. Что касается дивизии Унгера, то она равнялась по своим соседям, т. е. по 41-й пех. дивизии, стоявшей западнее Вронова, и 3-й рез. дивизии, находившейся у Гогенштейна, а потому также и дивизия Унгера не помешала отходу 15-го корпуса.

Так как отход корпуса протекал планомерно, то командующий армией поехал в Янов.

Около часу ночи 29 августа ген. Самсонов со штабом прибыл в Вольку, где нашел бригаду 6-й кав. дивизии, отступившую по приказанию ген. Мингина, и узнал об отходе 1-й бригады 2-й пех. дивизии к Орлау.

Ввиду этого ген. Самсонов разослал офицеров своего штаба с распоряжениями об очистке дорог от обозов для ускорения отхода войск 15-го корпуса и об ускорении марша 13-го корпуса, а сам лично отправился в д. Орлау, где дал указания ген. Мингину о занятии и удержании позиций у Орлау и Лана.

К 7 час. к Орлау стали подходить части 15-го корпуса, которые ло приказанию геи. Самсонова стали развертываться на фронте Радимин, Грюнфлис. Так как командиров корпусов Кондратовича и Мартоса не было, то ген. Самсонов принял на себя обязанность распоряжаться частями 15-го и 23-го корпусов.

Наступление полков 15-го корпуса было встречено огнем противника, и части залегли на фронте Радимин - Грюнфлис.

Отдав распоряжение ген. Клюеву объединить командование всеми войсками под Грюнфлисом, Самсонов после полудня выехал из Орлау в Янов.

До полудня тревожных сведений с фронта не поступало, но 13-й корпус все еще не подходил. Прибыл лишь начальник штаба этого корпуса ген. Пестич с докладом о том, что происходило в корпусе в течение 28 августа. О положении частей корпуса 29 августа ген. Пестич доложить не мог, так как уехал из района действий его накануне.

Послав с ген. Пестичем приказание командиру 13-го корпуса объединить в своих руках управление боем в районе д. Орлау, ген. Самсонов лично приказал начальнику 8-й пех. дивизии ген. Фитингофу сделать это до прибытия ген. Клюева, а сам, как было намечено раньше, решил отправиться в Янов.

Около 13 час. ген. Самсонов со штабом выехал из д. Орлау.


[246]

Между тем, положение дел в 15-м и частях 13-го корпусов после полудня стало быстро ухудшаться. Противник постепенно накапливался у Нейденбурга, все глубже и глубже охватывая эти корпуса и зажимая их в огневые клещи. Началось отступление, принявшее вскоре беспорядочный характер. Части войск перепутались и где колоннами, а где и отдельными группами стали прорываться сквозь смыкавшуюся цепь немецкой пехоты, поддерживаемой артиллерией и бронированными автомобилями 4.

Действия немцев на фронте Орлау, Лана, Нейденбург днем 29 августа на участке 41-й пех. дивизии свелись к следующему. После 8 час. утра в штаб 41-й пех. дивизии было доставлено донесение, что холмы вдоль железной дороги между Франкенау и Лана заняты слабыми силами русских. 41-я пех. дивизия развернула свою артиллерию и до полудня вела обстрел расположения 1-й бригады 2-й пех. дивизия русских. До полудня русские также вели артиллерийский огонь по передовым частям немцев. В полдень же русские прекратили артиллерийский огонь. Командир бригады ген. Рейзер, бывший начальником авангарда, предложил командиру 41-й пех. дивизии атаковать русских, но ген. Зонтаг не согласился на это предложение. Он решил дожидаться подхода и открытия огня тяжелых гаубиц. В 15 ч. 15 м. гаубицы открыли огонь по расположению русских, но к этому времени разведчики донесли, что русские оставили Буякен и что в лесу восточное этой деревни находятся крупные силы русской кавалерии. В 13 час. был отдан приказ об атаке. Тем временем было получено новое донесение, что русские в 13 ч. 45 м. отошли с позиций, занимаемых ими в 3 км восточнее Лана и что снаряды германской артиллерии делают недолеты в 2 000 м. Но и это не могло вывести 41-ю лех. дивизию из инертного состояния. Только в 19 час. дивизия достигла, Орлау, не войдя в соприкосновение с русскими.

Действия войск 1-го арм. корпуса и отряда Шметтау носили в этот день наиболее активный характер.

Части 2-й пех. дивизии с утра 29 августа были развернуты в выжидательном положении (предварительном боевом порядке) для обороны на фронте Ронцкен, Салускен, т. е.


(4) ВИА, д. № 4050, лл. 57 - 59.


[247]

на том же рубеже, которого они достигли накануне. Дивизия в течение ночи имела тесное соприкосновение с русскими.

Командир 2-й пех. дивизии ген. Фальк первоначально предполагал выжидать начала наступлении 1-й пех. дивизии, но, установив связь с 41-й пех. дивизией и выяснив, что последняя, якобы, вела уже наступление, в 9 ч. 15 м. также отдал приказ о переходе в наступление. Наступавшие части 2-й пех. дивизии, почти не встречая сопротивления, в 11 ч. 30 м. достигли железной дороги западнее Радомина.

Держась равнения на 41-ю пех. дивизию, части 2-й дивизии к 17 ч. 30 м. достигли Радомина и Грюнфлиса. Не получив никаких приказов на достигнутом рубеже, 2-я дивизия расположилась на отдых.

Части 1-й герм. пех. дивизии предполагали в 8 час. утра 29 августа двинуться на восток от Нейденбурга, но в 6 час. командир 1-й пех. дивизии ген. Конта получил донесение от разведки, что несколько русских колонн наступают с севера на Нейденбург. Доложив о полученных сведениях командиру корпуса, ген. Конта с согласия последнего развернул свою дивизию севернее и северо-восточнес города, решив остановить здесь наступление русских (колонна 15-го корпуса).

Около 10 час. перед фронтом дивизии появилась русская пехота, развернувшаяся на широком фронте. Германская артиллерия, в том числе один тяжелый дивизион, открыла огонь по русской цепи, которая отошла в лес на север. Но вскоре обозначилось наступление русских восточнее Нейденбурга. У командира 1-й пех. дивизии сложилось впечатление, что русские намереваются прорваться через лес и уйти в юго-восточном направлении. К тому времени в штаб 1-го корпуса поступили донесения о том, что крупный русский отряд направляется от Грюнфлиса на Янов.

Ввиду таких сведений командир 1-й пех. дивизии оставил 1-ю бригаду на позициях северо-восточнее Нейденбурга и под прикрытием ее стал выводить 2-ю бригаду на восток, вдоль дороги на Вилленберг. Таким порядком 2-я пех. бригада достигла Мушакена.

Сводная бригада Шметтау выполнила главную роль, выпавшую на 1-й корпус 29 августа. После четырехчасового привала, в 1 час 29 августа, ген. Шметтау поднял свой отряд и выступил на восток от Нейденбурга.


[248]

В 5 час. отряд Шметтау достиг Мушакена, где был сделан трехчасовой привал. Во время этого привала к Мушакену подошла какая-то колонна обоза с войсками. Произошла стычка, в результате которой отряд Шметтау понес значительные потери. Русские оставили обоз и 600 чел. пленных, но колонна их прорвалась.

В Мушакене были оставлены 2 роты 18-го пех. полка, а остальные части отряда в 8 ч. 00 м. выступили далее на восток.

Под Пухалловеном и Гросс-Данкгеймом отряд обстреливал артиллерийским огнем отходящие русские колонны.

После полудня отряд достиг Вилленберга, где соединился с 10-м конно-егерским полком, прибывшим в Вилленберг несколько раньше отряда Шметтау. Отряд же в полном составе сосредоточился в Вилленберге только в 20 час.

На долю германской кавалерии (9-й уланский, 10-й конно-егерский полки и несколько эскадронов разных частей) выпала важная роль. Германские эскадроны разгромили несколько русских обозных колонн и согнали с аэродрома у Янова 3 русских самолета.

Выходом отряда Шметтау в Вилленберг путь отхода русским на юг и юго-восток до известной степени сужался, но не замыкался. 6 батальонов, 8 эскадронов с 18 пушками были слабым барьером против двух, хотя бы и серьезно разбитых корпусов.

9. Отход 15-го русского корпуса на восток и соединение с 13-м русским корпусом.

Из изложенных выше действий 41-й пех. дивизии и дивизий 1-го герм. арм. корпуса мы уже видели, что все три германских пехотных дивизии днем 29 августа ограничились в сущности артиллерийским обстрелом расположения войск 15-го корпуса. Однако, последний не выдержал обстрела и отошел. Причину отхода, казалось бы, ничем не вызванную, нужно искать в поведении части высших начальников. Вечером 28 августа командир 23 корпуса ген. Кондратович покинул свой пост и уехал в Янов. Примеру Кондратовича последовал командир 6-й пех. дивизии ген. Торклус, некоторые командиры бригад и многие командиры полков. Уход части


[249]

Предыдущее: Глава 9.5-7. Отход 13-го корпуса.  Следующее: Глава 9.10. Действия 1-го и 6-го корпусов 29 августа.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)