En
---
Свежее на сайте

Чех Pz 38(t) в противотанковом тире
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Окончание сражения на Вислоке и Вислоке.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Глава 9.10. Действия 1-го и 6-го корпусов 29 августа.

высших начальников обусловил утрату веры в свои силы у подчиненных им войск. Первыми покинули позицию те части, начальники которых покинули свои посты. Те же части, где начальствующий состав сохранил верность воинскому долгу, оставались на своих позициях.

Первой начала отход 6-я пех. дивизия (ген. Торклус), следом за ней части 8-й дивизии. 1-я бригада 2-й дивизии (ген. Мингин) до наступления темноты прикрывала отход 15-го корпуса.

Войска перемешались с обозами, штабы исчезли, царил хаос.

Из высших начальников налицо остались ген. Клюев, Фитингоф и Мингин.

В этой обстановке ген. Клюев приказал частям 15-го и 23-го корпусов пробиваться на Мушакен, а частям 13-го корпуса на Омулефофен.

К этому времени немцы успели замкнуть пути отхода.

10. Действия 1-го и 6-го русский корпусов 29 августа

29 августа непосредственными приказами командующего северо-западным фронтом удалось, наконец, заставить фланговые корпуса 2-й армии проявить некоторую активность по оказанию содействия центральным корпусам 2-й армии.

Первой подвижной силой на правом флапге армии была 4-я кав. дивизия. Дивизии было приказано наступать в направлении Пассенгейм, Вартенбург. Дивизия выступила из района восточнее Ортельсбурга в 13 ч. 00 м. Только в 18 ч. 00 м. она обошла Ортельсбург с юга и двинулась двумя колоннами: одной в составе гусарского и казачьего полков с 2 пулеметами – на Граммен; другой колонной в составе драгунского полка с 8-й конной батареей и 4 пулеметами на Иоганнисталь, Георгенсгут, Пассенгейм.

В 21 ч. 30 м. головные части правой колонны миновали имение Давидсгоф, а главные силы втянулись в деревню. Пропустив дозоры, немцы внезапно обстреляли пачечным огнем походную заставу и голову авангарда.

После получасовой перестрелки двух спешенных эскадронов, командир бригады ген. Мартынов оставил эти эскадроны с пулеметами в качестве заслона, а сам с главными силами свернул на юг на Иоганнисталь, где присоединился к левой колонне.


[250]

Что касается левой колонны, то она вечером 29 августа вошла в соприкосновение с противником у Георгенсгута, где установила наличие пехоты с артиллерией.

Это, вероятно, были части 141-го герм. пех. полка, двигавшегося в это время на Рековницу. Казалось, следовало вступить в бой, независимо от обстановки, по крайней мере с целью ее выяснения. Командир 4-й кав. дивизии ген. Толпыго принял, однако, иное решение. В донесении по этому поводу он пишет:

"Не желая вступить в бой с противником при невыгодных для себя условиях (темнота, лес) решил выйти на путь следования правой колонны.
Сведения о наличии пехоты противника в лесу, северо-западнее Ортельсбурга, невыгодные условия местности (леса), необходимость отхода мимо Ортельсбурга – все это заставало дивизию ночным маршем возвратиться в Ваврохен, куда прибыла в 6 ч. 15 м. утра 30 августа"
5.

Поведение начальника 4-й кав. дивизии ген. Толпыго и подчиненных ему частей заслуживает строгого порицания.

Этим 4-я кав. дивизия ограничила свое содействие войскам центральных корпусов 2-й армии, между тем как она могла серьезно облегчить положение их, по крайней мере, отвлечь на себя часть войск 17-го арм. корпуса.

В то же время, прочие войска 6-го арм. корпуса стояли на месте.

В журнале военных действий 6-го арм. корпуса за 29 августа значится такая запись:

"29 августа была дневка. Противник не тревожил... Около 21 ч. 00 и. вечера сторожевая настава 61-го Владимирского пеx. полка обстреляла немецкий автомобиль, в котором ехали два немецких офицера генерального штаба, успевших скрыться. В оставленных ими пальто была найдена карта с пометками красный и синим карандашами расположения и движения наших и немецких войск. Эта карта ясно показывала обход 13-го арм. корпуса, сосредоточение каких то сил противника у Рековницы, движение к Виллен-


(5) ЦВИА, д. № 141568, л.т. 4 и 5. Ген. Толпыго после операции был отстранен от должности начальника 4-й кав. дивизии и смещен на должность заведующего конский запасом армии. – Н. Е.


[251]

бергу, выставление заслона со стороны 6-го корпуса и движение частей противника вслед 6-му корпусу" 6.

Этот автомобиль принадлежал штабу 36-й пех. дивизии, в нем ехал командир дивизии ген. Генниг.

Командование 6-го арм. корпуса не сделало никаких выводов из захваченных документов, продолжая пассивно созерцать происходившее окружение соседних корпусов своей армии. Иначе поступил командир 1-го арм. корпуса.

Утром 29 августа он получил приказ командующего армией о наступлении на Нейденбург. Тогда же был образован сборный отряд в составе 1,5 полков 3-й гвард. пех. дивизии и других полков 1-го корпуса, всего из 15 батальонов, 12 эскадронов и 48 орудий под общим начальством командира 3-й гвард. пех. дивизии ген. Сирелиуса.

В 18 час. 29 августа отряд ген. Сирелиуса выступил из Млавы и ночным маршем, совершенным с большим напряжением, утром 30 августа появился южнее Нейденбурга, вызвав немалую тревогу у командира 1-го арм. корпуса ген. Франсуа и в штабе 8-й герм. армии.

11. Общая обстановка на поле сражения вечером 29 августа.

Вечер 29 августа застал русские войска 2-й армии в следующем положении:

а) 6-й русский корпус продолжал оставаться восточнее Ортельсбурга, 4-я кав. дивизия выдвинулась западнее этого города, но ночью вернулась в исходное положение.

б) 13-й и 15-й арм. корпуса, точнее 17 пехотных полков трех корпусов (шесть полков 13-го корпуса, восемь полков 15-го корпуса, два полка 2-й пех. дивизии и один полк 3-й гвард. пех. дивизии) в беспорядке сгруппировались в районе Яблонкен, Орлау, Грюнфлисс, Коммузинский лес. Окруженные части русских имели следующий состав: 1-й Невский пех. полк – 4 роты; 2-й Софийский пех. полк – 6,5 рот; 3-й Нарвский пех. полк и 4-й Копорский пех. полк – около 2 батальонов; 5-й Калужский пех. полк, 6-й Либавский


(6) ЦВИА, д. № 85955, лл. 9-18; д. № 141570, лл. 10 и 11.


[252]

пех. полк и Кексгольмский – по 1 батальону; 21-й Муромский пех. полк, 22-й Нижегородский пех. полк – примерно по 2 батальона; 23-й Низовский пех. полк и 24-й Симбирский пех. полк – по 2 неполных батальона; 29-й Черниговский пех. полк – менее 2 батальонов; 30-й Полтавский пех. полк – около 2 батальонов; 31-й Алексеевский пех. полк и 32-й Кременчугский пех. полк – по 2 батальона; 141-й Можайский пех. полк и 142-й Звенигородский пех. полк – по 3 слабых батальона; 143-й Дорогобужский пехотный полк – около 2 батальонов; 144-го Каширского пех. полка уже не существовало. Всего в окруженных частях было не более 30 батальонов слабого состава, численность которых в общем достигала не более 20 000 штыков.
С этими войсками было 26 батарей, имевших 202 орудия. Многие батареи уже не имели снарядов, у всех лошади были измучены.

в) 1-й арм. корпус: 1-я сводная дивизия с кавалерийской бригадой находилась в движении на Нейденбург, a 1,5 дивизии с одной кавалерийской дивизией – севернее Млавы.

Войска 1-й русской армии вечером 29 августа были на рубеже Алленбург, Гердауен, Ангербург, конница Хана-Нахи-чеванского (6 кавалерийских полков) – на марше из Стабункена на Гутштадт и конный отряд Гурко (3-я кавалерийская дивизия) – на марше от Коршена на Алленштейн.

Войска 1-й армии были удалены от поля сражения на 100 км, конница же на 70 - 80 км.

Фланговые корпуса 2-й армии были удалены от центральных на полтора - два перехода.

Таким образом, 30 августа окруженным русским корпусам никто не мог оказать помощи. Помощь могла быть подана только 31 августа конницей 1-й армии, 1-м и 6-м корпусами. В течение же 30 августа окруженные войска должны были рассчитывать только на свои надломленные силы.

А, между тем, германские войска 8-й армии охватывали русских со всех сторон:

а) 17-й арм. корпус – с востока передовыми отрядами на фронте Ваплиц (восточный), Мальгаофен; к ним спешили главные силы корпуса;

б) 1-й рез. корпус с 3-й рез. дивизией – на фронте Куркен, Шведрих с севера;


[253]

в) 20-й арм. корпус – на фронте Ваплиц, Радомин с запада;

г) 1-й арм. корпус с отрядом Шметтау с юга сжимали окруженные остатки двух русских корпусов; 37-я пех. дивизия, дивизия Унгера и ландверная дивизия Гольца были во втором эшелоне армии в районе Грислинен, Гогенштейн.

Обеспечение операции с востока попрежнему лежало на второочередных и вспомогательных войсках, а обеспечение с юго-запада – на 5-й ландв. бригаде (Мюльмана). Непосредственное же обеспечение со стороны 6-го русского корпуса выполнялось разведывательным отрядом. Наиболее слабым пунктом охватывающего кольца был участок Вилленберг, Мушакен, менее плотно занятый отрядом Шметтау и правофланговыми частями 1-й пех. дивизии. На этом участке русские могли легче прорваться и выйти из окружения.


[254]

Предыдущее: Глава 9.8. Боевые действия на 15-го корпуса.  Следующее: Глава 10.1. Распоряжения фронтового командования.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)