En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Вторая осада крепости Перемышль.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Головин Н.Н. Восточная Пруссия 1914. Часть 12.

С легкой руки Людендорфа, приложившего особые старания для возвеличении в своих мемуарах собственных заслуг, не только во вражеской литературе, но и в союзнической и даже в русской прочно утвердилось мнение о преступной малоподвижности армии Ренненкампфа. Все эти критики любят для вящего доказательства противопоставлять маршу корпусов ген. Ренненкампфа марш XVII и I рез. германских корпусов. Нетрудно доказать малую продуманность, а вернее тенденциозность этого сравнения.

………

Действительная величина переходов частей войск … больше. Она обыкновенно превосходить величину "армейского Перехода" на 25-40%. удлинение пути является следствием не только изгибов дорог и уклонения их от прямой линии, но также необходимостью дополнительных движений войск для разведок и сторожевого охранения, для расквартирования на ночлегов, реквизиции местных средств. При движении в своей стране при налаженном снабжении и при отступлении разница между "армейскими переходами" и "переходами войсковой части" ближе к 25%, при наступлении, при движении во враждебно настроенной стране, при неналаженном тыле эта разница достигает своей наибольшей величины. Это обстоятельство нужно твердо помнить при сравнении маршей 1-ой русской армии 8-ой германской. …мы видим, что выигранная немцами "дистанция" для своего южного фланга (XVII и I рез. корпуса) достигала к 13/26 августа 50 верст. В серьезном немецком источнике на страницей 293 встречается указание, что 10/23 августа "I рез. и XVIII корпуса дали своим усталым частям отдых в населенных пунктах, расположенных вдоль железной дороги Гердауен, Инстербург". Отсюда мы можем заключить, что выигрыш большей части "дистанции" был достигнуть немцами в течение первых же суток. Причины задержки в течение 8/21 августа армии ген. Ренненкампфа мы подробно разсмотрели выше. Дальнейшее движение армий идет почти с одинаковой скоростью, хотя требуемое от войск напряжение в каждой из сторон далеко не одинаково. Конкретным примером этого может служить хотя бы только что упомянутый факт, что XVII и I рез. корпуса, сделав усиленные переходы назад, смогли сразу же на железнодорожной магистрали с большой провозоспособностью получить обильное снабжение и требуемый пополнения. Русские же пехотные дивизии, удаляясь на запад, теряли связь со своим тылом, и многие во время марш-маневра своих дивизионных обозов и не видали.

Средняя величина суточного армейского перехода … равнялась:

А. Для германской армии (6 суток марша)
    Северный фланг – 12,5 верст
    Южный фланг – 18-21 верста.

Б. Для русской армии (5 суток марша) – 15 верст.

Из сопоставления этих цифр уже можно видеть, насколько необоснованы обвинения 1-ой русской армии в недостаточной быстроте марша. Эта необоснованность становится еще более очевидной, если мы сравним быстроту всего марш-маневра армии ген. Ренненкампфа с быстротой марш-маневров "Великой армии" Наполеона. Эта последняя является классическим образцом маневренной способности. Разсматривая кампании 1805, 1806, 1809 и 1812 годов, мы увидим, что средняя суточная величина армейских переходов была от 15 до 20 верст. Это сравнение является тем более интересным, что армия ген. Ренненкампфа тоже вела наступательную операцию без возможности надлежащим образом использовать железные дороги. Марш-маневр 1-ой русской армии начался на Немане 1/14 августа. Через 13 суток армия ген. Ренненкампфа отошла на 185 верст. Если исключить из этих 13 суток двое суток на бои у Сталупенена , (4/17 авг.) и у Гумбинена (7/20 авг.), мы получим среднюю скорость армейского марша в 17 верст. Таким образом, маневренная быстрота 1-ой русской армии мало отличается от маневренной быстроты армии Наполеона.

Широко распространено и другого рода обвинение ген. Ренненкампфа и его штаба. Это обвинение приписывает причину неудачи нашей первой операции в Восточной Пруссии неправильному выбору операционного направления: вместо того, чтобы итти на юго-запад, ген. Ренненкампф вел армии пряно на запад. Необходимо подробнее остановиться на разсмотрении этого вопроса…

До 12/25 августа корпуса 1-ой русской армии идут буквально по следам корпусов 8-ой германской армии. Поэтому все сведения, полученные до вечера этого дня Штабом армии, подтверждали, что главные силы 8-ой германской армии спешно отступают на запад к р. Алле. Как мы уже знаем, таково и было приказание ген. Притвица, направившего дивизии Бродрюка на Кенигсберг, XVII корпус на Алленбург и I рез. корпус на Фридланд. Отклонение направления движения XVII и I рез. корпусов началось к западу от линии Норкитен-Норденбург (фронт 1-ой русской армии 12/25 августа). В то же время полученная ген. Ренненкампфом директива Главнокомандующего С.-З. фронтом, совершенно определенно ставила ген. Ренненкампфу оперативную задачу: "1-я армия должна по переходу через Ангерап возможно глубже охватить левый фланг противника с целью отрезать его от Кенигсберга". Все сведения, которые до 12/25 вечера мог получить штаб 1-ой русской армии, могли только указывать, что главные силы 8-ой германской армии отходят прямо на запад к переправам через реку Алле. Следовательно, направление, данное генералом Ренненкампфом своим корпусам, точно отвечало идее Главнокомандующего.

Полное подтверждение своему решению ген. Ренненкампф получает 13/26 августа в телеграмме начальника штаба фронта ген. Орановского. В этой телеграмме говорится:

"Главнокомандующий приказал: дальнейшей целью 1-ой армии ставится, – 1) обложение Кенигсберга частью сил, примерно двумя корпусами, впредь до замены их резервными дивизиями; 2) преследование остальными силами той части войск противника, которая, не укрываясь в Кенигсберге, стала бы отходить к Висле. Совокупные действия 1-ой и 2-ой армий должны иметь целью прижать отступающих к Висле германцев к морю и не допускать их до Вислы".

Во исполнение этого приказания ген. Ренненкампф на следующей день 14/27 августа продвигает свою армию к рекам Дейме и Алле и направляет подходящей с юга II-ой корпус к Норденбургу. Но поздно вечером 14/27 августа в штаб армии приходить телеграмма начальника штаба фронта (№ 3020):

"Части, отступавшхя перед Вами, перевезены на фронт 2-ой армии и упорно атакуют у Бишофсбурга, Гильгенбурга и Сольдау. Алленштейн занят нами. Окажите содействие 2-ой армии своим движением возможно далее вперед своим левым флангом на Бартенштейн и выдвижением к стороне Бишофсбурга своей кавалерии. VI корпусу приказано двинуться от Щепанкен на Пассенгейм".

В действительности в день 14/27 августа сражение 2-ой армии разыгралось на фронте Гогенштейн-Сольдау. Правый фланг этого сражения в районе Гогенштейна отстоял по воздушной линии от ближайшего корпуса ген. Ренненкампфа в 95 верстах, что для пехотных ног представляло не менее 125 верст пути. Ген. Ренненкампф сейчас же направляет оба правофланговых корпуса: IV на фронт Прейсиш-Эйлау-Бартенштейн, а II – на фронт Бартенштейн-Бишофштейн, дабы выйти во фланг и тыл боевому расположение неприятеля. Но в этот день, т. е. 15/28 августа, когда начало осуществляться движение корпусов 1-ой армии в новых направлениях, у Гогенштейна произошел последний акт армейского сражения ген. Самсонова, и во второй половине дня было отдано приказание командующим 2-ой армией об общем отступлении.

Таким образом, не может быть и речи о возможности корпусам генерала Ренненкампфа прибыть для участия в сражении армии ген. Самсонова. Более того, всякое дальнейшее углубление его корпусов в юго-западном направлении ставило всю 1-ю армии в чрезвычайно опасное положение и угрожало ей участью центральных корпусов ген. Самсонова.

16/29 штаб 1-ой армии получает из штаба фронта две телеграммы.

В 7 часов утра № 3040: "В виду тяжелых боев, которые ведет 2-ая армия, Главнокомандующий приказал выдвинуть Вам в поддержку ей два корпуса, а кавалерию направить в общем направлении на Алленштейн". В 11 часов утра пришла вторая телеграмма: "2-ая армия отошла, потому Главнокомандующий приказал приостановить дальнейшее движение выдвинутых вперед двух корпусов"

Генерал Ренненкампф приостановил движение IV и II корпусов в новых направлениях, но конница продолжала двигаться по направлении к армии Самсонова. Одна из кавалерийских дивизий (1-я, … ген. Гурко) 18/31 августа дошла до Алленштейна. Но вся трагедия армии ген. Самсонова была уже закончена: в ночь с 16/29 на 17/30 августа застрелился ген. Самсонов, а 17/30 и 18/31 августа в 36 верстах к югу от Алленштейна в лесу Напивода, лежащем между Нейденбургом и Виленбергом, положили оружие остатки его центральных корпусов.

Из всего вышеизложенного мы видим, что в действиях 1-ой армии нельзя найти причин неудачи, постигшей нашу первую операцию в Восточной Пруссии. И войска и сам командующей армией с полным напряжением сил исполняли все, что от них требовал Главнокомандующий Северо-Западным Фронтом.

В общем, очень интересное и правильно аргументированное рассуждение о действиях 1-й армии. Для иллюстрации, правда, не помешало бы сравнить 1-ю армию с другими русскими армиями в 1914 году. Окажется, что Ренненкампф шел быстро, но усилия не форсировал…

Предыдущее: Головин Н.Н. Восточная Пруссия 1914. Часть 11.  Следующее: А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)