En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Положение в конце Карпатской операции.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

17 против Шлиффена. Часть 7.

Таким образом, оказывается, что план Жоффра был не так уж и плох. Конфигурация войск позволяла провести активную наступательную операцию с двойным прорывом центра вражеского фронта и окружением группировки противника в крепостях Мец и Тионвиль. Как минимум, в котел попадали гарнизоны этих крепостей численностью свыше 50.000 человек, а возможно и одна из германских армий. Кроме того, французские армии начинали угрожать наступающим в Бельгии германцам с фланга.

Но если план был неплох, почему он с треском провалился?! Во-первых, конечно, в Плане 17 не была учтена сила правого фланга германской армии. Однако, в условиях начала 20-го века, когда наступающие армии передвигались немного быстрее черепахи (20 – 25 км в день), ошибки первоначального развертывания можно было компенсировать, развернув второлинейные войска на франко-бельгийской границе. Во-вторых, и это очень важно, немцы начали операции в Бельгии внезапно, до полного развертывания французов и до завершения мобилизации бельгийцами; не меньшей внезапностью для французов стало быстрое падение Льежа. За счет этих факторов германская армия выиграла темп в Бельгии, и французы уже не успевали развернуть на границе резервные армии. Пришлось перегруппировывать к северу те, которые имелись. В-третьих, данные французской разведки были слишком противоречивы (в частности, очень слабо поработала в Бельгии воздушная разведка), и ясность относительно планов противника появилась только за 6 дней до начала Приграничного сражения, т.е. когда германские армии были всего в 8 переходах от границы Франции. В этот момент Жоффр попал в цейтнот и мог только повернуть армии на север, отказавшись от наступательных планов. В-четвертых, (и это, пожалуй, главная причина провала Плана 17) Жоффр совершенно неправильно оценивал силу французской армии в сравнении с армией германской. Напомним, что правый фланг французов был в два раза сильнее левого фланга немцев. Но во время сражения в Лотарингии (носившего встречный характер) французы потерпели поражение и отступили. Оказалось, что наступательный «порыв» французов недорого стоит во времена господства на полях сражений скорострельной артиллерии и пулеметов. Французская тактика оказалась бессильна против немецкой техники. Если бы качество войск было равным, французы могли бы победить 3 из 7 германских армий в приграничном сражении, по крайней мере, нарушив этим стройность Шлиффеновского плана.

Таким образом, План 17 не сработал, заставив их начать приграничное сражение с невыгодной расстановкой сил. Поэтому Ж. Жоффра упрекают за то, что он не расположил свои силы вдоль всей границы и не встретил атаку германской армии во Фландрии. Но тогда-то Жоффр гарантированно отдавал инициативу противнику, а тонкая линия французов легко могла быть прорвана германцами в том месте, где они бы этого пожелали (ибо германские войска были качественнее французских). Жоффр мог бы создать ударную группировку во Фландрии, которая встретила бы германский правый фланг, но тогда бы 1940-й год случился бы в 1914-м, так как 2 германские армии бы наверняка бы прорвали французский фронт между Верденом и Седаном. Не мог Жоффр допустить этого, так как подобное решение со стороны германцев было для него очевидным. Так что хорошего решения у Жоффра не было, ну разве что построить что-то вроде Линии Мажино от Вердена до Дюнкерка. Но Линия Мажино в 1914 году – нонсенс!!!

Предыдущее: 17 против Шлиффена. Часть 6.  Следующее: Бельгийский нейтралитет и Льеж в 1914 г.

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)