En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Вторая осада крепости Перемышль.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Промерзший лес у Раатской дороги. Окончание.

После того, как прекратилось снабжение в дивизии, стали забивать лошадей, все больше привязывая себя к месту. Было решено сбить финнов с дороги ударом полка пограничного НКВД, к которому примкнули отставшие батареи легкого артполка 44-й дивизии. (на карте отмечена как Группа Львова) Сил, в принципе, для прорыва окружения было достаточно, особенно с учетом того, что внутри кольца была выделена ударная группа (на карте – группа Ивлева), которая должна была помочь при прорыве. Однако, до завершения боев так и не удалось расчистить дорогу. Наоборот, финны смогли атаковать деблокирующую группу и окружили ее. Также была отсечена от дивизии ее ударная группировка.

Схема боев на Раатской дороге во время Зимней Войны

В итоге, к 6 января Раатская дорога была перерезана в 6 местах, а 44-я дивизия, которая неделю вела бои в окружении, окончательно лишилась сил и боеприпасов. Дисциплина в дивизии упала, весь личный состав столпился на дороге. Но при этом атаки превосходящих по численности финнов успешно отбивались со значительными потерями для финской стороны.

Вечером 6 января 1940 года в Москве наконец-то разрешили отводить дивизию. При этом вся масса техники и обоз были двинуты по дороге на прорыв и соединение с полком НКВД. А командир дивизии со своим штабом, похоже, двинулись отдельно через лес (есть такая информация в источниках). На узкой дороге боевая техника создала непроходимую пробку, а после того как головные танки были выведены из строя, среди бойцов дивизии началась паника, и они бросились в лес. Поскольку дивизия рассыпалась, каждому пришлось прорываться в одиночку. Для голодавших несколько дней людей многокилометровый поход по заснеженному лесу оказался смертельным. И тут вновь нужно отметить, что бойцы дивизии (как и в 163-й) не пользовались ни лыжами, ни даже самодельными снегоступами.

Хотя часть бойцов дивизии и добралась до своих, 44-я дивизия потерпела сокрушительнейшее поражение. Финны говорили, что уничтожили дивизию почти полностью, однако их трофеи составили немногим более 5.000 единиц стрелкового оружия, что говорит об уничтожении половины дивизии. Тов. Мехлис сообщил, что дивизия сохранила не более половины личного состава, что говорит о потере примерно 6.000 человек. Сколько потеряли пограничники, неизвестно, но они находились в менее сложном положении. Финские потери, как было заявлено, составили 400 убитыми и 600 ранеными. Каковы они были на самом деле – никто никогда не узнает. Финнам досталось все тяжелое оружие, принадлежавшее 44-й дивизии, в том числе около 40 танков, около 90 орудий, около 300 пулеметов. Также им достался весь обоз дивизии: 20 тракторов, 250 грузовиков и 1000 лошадей. Трофейные лошади, между прочим, признак того, что дивизия, если бы в ней сохранилось управление, могла бы продержаться еще несколько дней.

Стратегического значения победа финнов не имела. Уже после отступления 163-й дивизии от Суомуссалми на наступлении Красной Армии на Оулу был поставлен жирный крест. К началу 1940 года для этого не было ни сил, ни боеприпасов. К тому же Красная Армия утратила преимущество, даваемое неожиданностью нападения. Поэтому на Раатской дороге определялось лишь количество резервов, которые финны направят на другие участки фронта. Примерно два полка они смогли перебросить на юг.

Был ли какой-то шанс спасти 44-ю дивизию с ее тяжелым вооружение после 4 января, когда финны смогли надежно оседлать Раттскую дорогу? Опыт начального периода ВОВ говорит, что шанс был и немалый. В столь же тяжелых условиях в 1942м году из окружения прорывалась 2-я Ударная Армия. У Мясного Бора противник несколько раз перехватывал единственную дорогу отступления, но бойцы Волховского фронта ее несколько раз освобождали. При этом условия для атаки были намного хуже: белая ночь, противник обладающий сильной артиллерией и господствующий в воздухе, переполненные талой водой болота. Так что, если бы Виноградов повел бы ночью пехоту в атаку на финские позиции, он мог бы прорваться даже вместе со всей своей техникой. Но дело в 1940м году было в том, что ни командиры, ни солдаты еще не были готовы умирать ни за родину, ни за Сталина...

Осталось разобраться, кто виноват в разгроме 44-й дивизии... В первую очередь, конечно, виноваты советские "стратеги": Сталин, Ворошилов, Шапошников и Мерецков. Это они виноваты в том, что 9-я армия двинулась в наступление, не имея должного снабжения и не имея возможностей для маневра резервами. Первые трое виноваты в том, что не отдали вовремя приказ на отступление 44-й дивизии. Ворошилов лично виноват в безобразной подготовке войск к проводимой операции. Виноват командарм Чуйков, который не настоял на отводе 44-й дивизии вместе со 163-й, а потом не смог организовать ни снабжения дивизии, ни ее деблокирования внешним ударом. Виноват командовавший 44-й дивизией комбриг Виноградов. Основная его вина, конечно, в том, что он не смог реализовать свое десятикратное преимущество и не прорвался к Суомуссалми в декабре. Плохая организация обороны, отстутствие разведки в лесу вокруг Раатской дороги, отсутствие флангового прикрытия, пассивное сидение в окружении и отсутствие организации при прорыве из окружения также его вина. Виноградов за свои ошибки понес суровую, но заслуженную кару, вместе со своим начштаба и начальником политотдела он был расстрелян перед строем дивизии 11 января 1940 года.

Историю разгрома 44-й дивизии можно найти на сайте istor-44gsd.ru

Предыдущее: Промерзший лес у Раатской дороги. Начало.  Следующее: Выстоявшая дивизия. Часть 1.

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)