En
---
Свежее на сайте

Миграция и колонизация.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Сражение при Шавли, июль 1915.
План наступления от Рузского.

Шрифт: A   A   A
Кило Истории - наш логотип

Когда надо было вступать в ВМВ?

После заключения Договора о ненападении между Германией и СССР в августе 1939-го года Сталин получил уникальную возможность выбрать идеальный момент для активного вступления СССР во Вторую Мировую Войну. Но он, как известно, отдал инициативу противнику и, в итоге, получил сильнейший нокаут летом 1941-го. Конечно, Сталин войны боялся, как и всякий нормальный политик, но, с другой стороны, если бы он более трезво смотрел на ситуацию, то должен был бы заметить, что его позиция в будущем конфликте становится все более слабой с каждой военной победой Германии.

Но если СССР должен был вступать в войну, то когда? Не стоит забывать, что армия была фактически не готова к большой войне. В 1939-м и в 1940-м отставание от Германии в плане качества вооружений было заметно больше, чем летом 41-го, а потому, с точки зрения руководителей СССР, раннее вступление в войну привело бы к излишним потерям. Но одновременно отвлечение сил Германии на другие фронты облегчало бы ведение войны.

 

Пойдем с самого начала войны. Разгром Польши был выгоден СССР, поэтому начинать войну с Германией до этого было бы глупо, к тому же Великобритания и Франция на этом этапе в войну не вступали.

В течение Cтранной войны СССР был сильно занят Финской кампанией, да и ситуация на Западе Европы выглядела так, будто позициям Союза ничто не угрожает. Но этот период стоило использовать для достижения договоренностей с Западом, по крайней мере, для начала торга.

А вот во время французской кампании вступление в войну уже было оправдано, ведь после поражения Франции Советский Союз потерял бы сильного союзника. С другой стороны, первый этап германской операции во Франции был невероятно скоротечным. Всего 10 дней на полное окружение доброй половины сил союзников у Дюнкерка. За это время мобилизовать и развернуть РККА было бы невозможно, а сил постоянной готовности у СССР не было. В принципе, Франция до конца мая 1940-го года имела силы для сопротивления, а потому мощный удар СССР с востока мог привести если не к краху Германии, то к серьезному кризису. То незначительное количество войск, которое находилось на восточной границе Германии можно было легко уничтожить до подхода подкреплений из Франции. За пару недель можно было бы лишить Германию румынской нефти, а затем уже начинать настоящую войну вдали от собственных границ. Возможно, удалось бы даже спасти Францию от разгрома, хотя это и маловероятно.

Советский Союз вступил бы в войну с устаревшей техникой, недостатком некоторых видов боеприпасов и плохим управлением войсками. Но инициатива была бы на стороне СССР, а противник был бы намного слабее. Потери в первую кампанию были намного меньше, чем в реальном 1941-м, но наступать (при сопоставимых условиях) РККА было бы гораздо труднее. Контрудары германской армии были бы несколько эффективнее, чем удары германских войск в конце лета и осенью 1941-го. Лишь численный перевес позволял бы одерживать победы, а мобилизация в спокойных условиях этот перевес бы обеспечила.

Но все же вступить в Войну до разгрома Франции было малореально. И для руководства страны, и для военных в СССР разгром Франции стал большой неожиданностью, поэтому подготовить операции в Польше или в Румынии не было никакой возможности.

А вот после разгрома Франции было понятно, что у Гитлера уже нет противников на Континенте, и настает черед СССР. Поэтому нужно было нападать в первый же благоприятный момент. Наиболее благоприятным временем в 1940м году было время, пока шла воздушная Битва за Англию. В это время значительная часть наземных сил Вермахта находилась в Северной Франции; а главное, авиация Германии несла большие потери. Если бы СССР вступил в войну в сентябре 1940-го, тогда в течение первых двух месяцев авиации РККА было бы гарантировано преимущество в воздухе. Потом бы наступила зима, и значение авиации бы сильно уменьшилось. В итоге, Германия была бы втянута в затяжную войну, ее наступательные возможности зимой бы сократились, но летняя кампания 1941 была бы для РККА очень тяжелой, пусть даже и не столь тяжелой, как в реальности.

Последняя возможность удачно войти в мировую войну была потеряна в апреле 1941го, пока Германия вела военные действия на Балканах. Реальные операции в это время года вести было практически невозможно из-за распутицы. Лишь на украинском театре можно было начать военные действия против Румынии, а в конце апреля - против Южной Польши. Но зато была бы возможность спокойно отмобилизовать и развернуть армию; удалось бы перевести промышленность и транспорт на военные рельсы до начала реальной войны; было бы налажено снабжение войск.

Вот так вот, начиная с конца мая 1940-го года ситуация для СССР ухудшалась с каждым днем. По политическим мотивам, конечно, начинать советско-германский конфликт до разгрома Франции было невыгодно (не удалось бы заключить выгодный договор с Англией, не удалось бы добиться послевоенной гегемонии на континенте), но с военной точки зрения это был отличный момент. Очень неплохой вариант – начало войны осенью 1940-го. А потом выигрыш уже минимален. К несчастью, догадаться в начале лета 1940 года, что СССР в ближайшее время ждет тяжелейшая война с коалицией стран Оси, и нужно переходить от стратегических политических маневров к тактическому выбору момента нападения, мог только величайший политик. Сталин таковым не был и не сумел вовремя отдать приказ...

Предыдущее: Стальной гроб 26.  Следующее: Танковые клинья и танковый цемент

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения.

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)