En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Слабости плана Шлиффена. Начало.

А теперь хочется сказать еще несколько слов в защиту шлиффеновского плана и против него. Начнем со стратегических принципов Шлиффена.

Итак, как показывает опыт двух мировых войн, ставка на быструю победу оправдана не в меньшей мере, чем ставка на длительную войну. А агрессору из-за чрезмерной стоимости войны нет смысла ставить на длительную войну. Только быстрая победа делает позиции агрессора в мире прочнее. Но правильнее всего было быть готовым и к короткой, и к длительной войне. В этом смысле Германии нельзя было рисковать западным берегом Рейна, но можно и нужно было рисковать Восточной Пруссией и Галицией. Опять же, принимая во внимание возможное затягивание войны, нужно признать риск нарушения нейтралитета Бельгии чрезмерным. Но решение, о том идти на этот риск или не идти, принимал не Шлиффен и не Мольтке. Если бы Кайзер Вильгельм II не пошел бы на этот риск, то генералам оставалось бы только подчиниться. В принципе, снизить риски можно было лишь дипломатическим путем, но немецкая дипломатия не проявила достаточного рвения. И наконец, если кайзер идет на политический риск с бельгийским нейтралитетом, то выбор Франции в качестве объекта нападения был безусловно правильным.

В общем, конечно, в Плане Шлиффена-Мольтке продолжительность войны оценена неверно, но если бы немцы правильно ее оценили, то изменили бы только детали плана, а не его идею. Например, оставили бы немного больше сил в Эльзасе (по сравнению с планом 1905 года) и меньше – на восточном фронте; озаботились бы строительством новых укреплений и разработкой планов мобилизации промышленности…

К тому же не стоит забывать, что Шлиффен ушел в отставку в 1906 году, когда в европейских армиях было намного меньше пулеметов и скорострельных полевых орудий, чем в 1914-м, а значит, наступательный порыв пехоты было намного труднее остановить огнем, а это означает, что маневренный период войны был бы значительно длиннее, чем в реальности. А потому война времен Шлиффена могла бы стать намного короче, чем в реальности.

 

Перейдем теперь к оперативным идеям Шлиффена. Его план был рассчитан на внезапность нападения, но сохранить внезапность при длительной подготовке было невозможно. Тем более, невозможно было сохранить полную внезапность нападения на Францию во время длительного марша через Бельгию. В любом случае, французы встречали противника на своей границе, и немцев вместо чистого маневра ждал бой. Здесь имеет место ошибка Шлиффена. Правда, если бы Бельгия пропускала бы немецкие войска, то французы бы позднее отреагировали бы на маневр врага и не успели бы развернуть на своей границе достаточные силы. Кроме того, сомнительно, что французы смогли бы адекватно оценить силы противника и смогли бы парировать угрозу именно в районе Лилля. Поэтому мощный удар на самом краю фронта должен был стать неожиданным, и эта неожаданность должна была стать основой успеха. Так в реальности и произошло. Французы развернули свои армии на очень узком фронте и не смогли парировать фланговую угрозу в приграничном сражении. Если бы Бельгия сохраняла нейтралитет, французам было бы еще труднее справиться с этой угрозой.

Реализация Плана Шлиффена требовала виртуозного вождения войск. На начальном этапе операции около 80 дивизий должны были развернуться на участке от Меца до Ахена, а это всего 180 километров, а если наступать через юг Нидерландов, то 220. На каждую дивизию приходится от 2,25 до 2,75 км. Многие корпуса будут двигаться по единственной дороге, причем эта дорога зачастую была бы проселком, а не качественным шоссе. При выходе на границу Франции фронт от р. Лис до Меца составит уже 300 километров, т.е. по 4 км на дивизию, что являлось нормальной плотностью наступающих войск для начала 20-го века. В этот момент германцы способны сокрушить противника во встречном бою на всем фронте. Однако, через 10 дней фронт должен растянуться минимум на 360 километров от Руана до Меца, причем он еще должен огибать укрепрайон Парижа. Плотность фронта падает до 5,5 км на пехотную дивизию. При этом центр немецкой армии будет скован боем с французами в районе Вердена, а значит, растягиваться будет фронт правофланговых армий. И плотность построения немецких войск на правом фланге упадет до 6 км на дивизию. В таких условиях можно ждать образование разрывов фронта, аналогичных тем, что привели немцев к поражению на Марне. От полководца в этой ситуации будет требоваться очень искусно усиливать правый фланг, так чтобы движение резервов позади фронта не мешало наступлению, но при этом позволяло бы наращивать мощь правофланговых армий. Без этого План обречен на провал.

Предыдущее: Критика Плана Шлиффена.  Следующее: Слабости плана Шлиффена. Продолжение.

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)