En
---
Свежее на сайте

Чех Pz 38(t) в противотанковом тире
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Наступление Иванова в Карпаты.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Стальной гроб 26.

Запустим в тестовый тир самый массовый танк СССР в начале 1940х годов – Т-26. Хотя эта машина и безнадежно устарела к началу ВОВ, но именно на таких танках (или аналогах) встретили ту войну танкисты многих стран Европы. Да и половина БТВ СССР пошла в бой на них. Посмотрим, наcколько долго этот танк протянет в нашем тире...

Если танк стоит на месте даже на большом расстоянии от позиции ПТО, то шансов у него практически нет. Его броня толщиной 15 мм легко протыкается бронебойным снарядом 37мм противотанковой пушки даже на километровом удалении. Правда, часть попаданий приведет к рикошетам (примерно 20% площади башни), а половина поподаний в корпус не будет смертельна для танка и экипажа... (Но и одного попадания в лоб танку в реальных условиях хватало, чтобы экипаж был контужен или получил легкие ранения осколками снаряда и брони). При поражаемой площади порядка 3,5 кв. м. Т-26, правда имеет значительные шансы на то, что наводчик ПТО не сможет сразу взять прицел, а мелкокалиберные снаряды будут сильно рассеиваться, но тем не менее прожить более 3-4 выстрелов ПТО данному танку не дано. А это всего минута... Танк, правда может попытаться подавить противотанкистов огнем своей пушки, но чтобы поразить небольшое окопанное противотанковое орудие, нужно попасть в цель площадью около 1 кв. м. Поэтому вероятность победы танка в этом противостоянии всего 22%.

Казалось бы, танк имеет возможность уйти от огня противника за счет маневра и подавить ПТО огнем пулемета или гусеницами, приблизившись к нему. Но на самом деле шансов на это почти нуль. Все дело в главной слабости этого танка в том виде, в котором он дожил до Великой Отечественной, а именно в его подвижности. Табличная скорость для Т-26 ранних выпусков составляет 31 км/ч по шоссе, а поздних выпусков – только 30 км/ч. Но это данные для эталонных образцов, а серийные наверняка были процентов на 10, а то и 20 хуже (таковы были особенности отечественного машиностроения). Из-за этих горе-танков, в основном, и не могли советские мехкорпуса в начале войны стать действительно подвижными. У командиров танковых соединений постоянно возникали проблемы, как сосредоточить все танки в одном месте, если добрая половина из них плетется по дороге со скоростью телеги.

Но приведенные выше оценки скорости Т-26 относятся к идеальным условиям марша. А в реальную атаку (как и у нас в тире) танки идут в лучшем случае по проселку или целине (самый худший вариант – атака по лунному ландшафту после работы тяжелой артилерии). А вот на целине показатели Т-26 будут хуже, даже чем у главного тихохода ВОВ – танка КВ. Так вот, у Т-26 поздних выпусков удельное давление на грунт выше, чем у КВ, а тяговооруженность – на 20% ниже (по табличным данным). КВ же на испытаниях пробегом показывал скорость по целине и проселкам в районе 15 км/ч. Выходит, что Т-26, в поздних модификациях которого трансмиссия и ходовая часть были запредельно перегружены, будет идти в атаку со скоростью около 10 - 12 км/ч. (Медленнее атакующей пехоты!!) Спросите, а зачем такой танк принимали на вооружение? А дело в том, что когда его принимали на вооружение, эталон (танк Виккерс 6-ти тонный) весил в полтора раза меньше, а потому и двигался раза в 1,5 быстрее, причем по целине эта разница могла быть заметно больше!!

Итак, пусть механник-водитель с трудом смог "разогнать" свой Т-26 до 12 км/ч. Это значит километр он пройдет за 5 (пять!!) минут! Даже с учетотм корректировки прицела, противотанковая пушку сумеет сделать за это время 15-20 выстрелов. Попасть в движущуюся мишень заметно труднее, чем в неподвижную, потому 5-6 выстрелов танк может пережить. Так что полторы минуты жизни у танка есть и остановится он в 700 метрах от пушки. Сам же танк сможет сделать не более 4х выстрелов за это время и имеет шанс поразить ПТО около 15%. Дальше он будет лишь неподвижным укрытием для пехоты или атакующих танков второго эшелона.

Но может быть в Т-26 сидит опытный механик-водитель, который знает, что нужно постоянно менять скорость и направление движения, чтобы выйти из-под обстрела. В этом случае, правда, скорость атаки упадет где-то до 6-9 км/ч. Зато поперечная скорость перемещения может достигать 1,5 м/с. И танк полностью уходит с линии огня при прицеле по его центру за 0,75 секунды. Наводчик ПТО тоже не дурак, и будет пытаться корректировать прицел с учетом направления движения танка, но на дистанции километр у танка есть 2,5 секунды, чтобы уйти с линии огня. Этого времени танку достаточно, и потому шансы ПТО на попадание становятся близки к нулю. Поэтому первые две минуты нашей условной танковой атаки танк будет иметь преимущество и может сделать до 6 прицельных выстрелов по противотанкистам. Это примерно 30% шансов на успех. А дальше подвижность уже будет менее надежной защитой. На 600 метрах от противотанковой пушки у танка есть всего 1,5 секунды, чтобы выйти из-под ее огня. Этого не достаточно и опытный наводчик уже сможет поразить цель. На дистанции 400 метров у танка Т-26 уже нет шансов уцелеть, даже с учетом маневрирования и при слабости наводчика ПТО. Но, конечно, за время атаки до этого рубежа (4 минуты) танк имеет примерно 50% шансов уничтожить противотанкистов. Запомните эти цифры, они пригодятся, ели пожелаете сравнить боевую ценность Т-26 с другими машинами.

 

Но все дело в том, что в большинстве советских танковых частей механиков-водителей не учили маневрировать под огнем. Даже для многих командиров танков стало сюрпризом, что противник постоянно маневрирует. К тому же лучших водителей в 1941м году пересаживали на более современные танки, а Т-26 вели в бой "зеленые" механики последних призывов. Хорошо еще, если они успели до боя освоить вождение по прямой, научились поворачивать и держать строй... Поэтому в большинстве случаев их танки не пережили первой атаки. Их конечно, подпускали ближе, чем на 1 км, но на расстоянии 400 м расстреливали всех и наверняка. На этот тип горе-танков (в разных модификациях) приходилось примерно 50% танкового парка РККА в начале 1941го года. То есть половина танков Красной Армии не могла не сгореть в первых же сражениях июня 1941 года, и при этом результат боя с их участием редко был отличен от нуля. Нет, конечно, если бы атаки проводились после артподготовки и авиаударов, а многочисленная пехота бы шла впереди танков, тогда от Т-26 был бы хоть какой-то прок. Но ситуация была такова, что никто не задумывался над повышением боевой эффективности. Слишком паническими были настроения среди высшего командного состава, и слишком неопытны были командиры низового звена (которые в своей жизни ни разу не атаковали позиции ПТО)!! Командующие армий и фронтов просто посылали танки на убой, не понимая, что потом без них намного труднее. А командиры танковых полков и батальонов шли в лобовую атаку на неразведанные и необработанные артогнем позиции противника. Лишь к осени 1941-го кое-как научились маневрировать танками, и вот тогда-то атаки Т-34 стали наводить ужас на противника. А Т-26 к тому времени уже почти вымерли... И напоследок заметим, что в нашем тире был абсолютно исправный Т-26, а на практике во время атаки у него могла слететь гусеница, неопытный механик-водитель мог с перепугу сжечь двигатель (Т-26 всегда страдали от обрывов клапанов при перегазовке), а еще была вероятность, что от интенсивной стрельбы сломается подвеска танка, которая первоначально была рассчитана только на пулеметное вооружение.

Грустно и обидно за тех, кого посылали на убой в этих гробах.

Предыдущее: Сравнение бронетехники времен Второй Мировой.  Следующее: Танковые клинья и танковый цемент

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)