En
---
Свежее на сайте

Алексей Ермолаевич Эверт.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Общая схема Лодзинской операции.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.

Шрифт: A   A   A
Кило Истории - наш логотип
17. 12. 1917. - Постоянное перемирие на востоке. Россия вышла из ПМВ.

К.Г. Маннергейм о переброске резервов в Карелию

Таким образом, против наших девяти дивизий стояло 26– 28 дивизий и значительное количество специальных войск, всего полмиллиона человек. (Примечание: Маннергейм признает, что численность советских войск была примерно в 1,5 раза больше, чем у финнов. ) Авиация противника, по нашим подсчетам, насчитывала примерно 800 самолетов. Эти данные могли лишь свидетельствовать, что наши расчеты о силах, которые противник намеревался сосредоточить как на Карельском перешейке, так и на почти бездорожном театре военных действий от Ладоги до Северного Ледовитого океана, были довольно оптимистическими. Мы, в частности, предполагали, что в Карелию близ Ладоги в связи с трудностями транспортировки могли забросить максимум три дивизии. В течение осени 1939 года русские все же значительно увеличили сеть дорог и продолжали строительство железнодорожного пути от Петрозаводска на Суоярви. В приграничном районе были сосредоточены огромные материальные резервы. Противник, таким образом, неожиданно для нас в начальном периоде войны сосредоточил на этом участке целых семь дивизий, а в ходе войны их число возросло до десяти. Однако вскоре оказалось, что и расчеты русских были ошибочны, ибо, несмотря на все подготовительные мероприятия и вспомогательные средства, снабжение больших сил, действовавших на этом протяженном лесистом участке, порождало огромные трудности.

Хотя положение и выглядело угрожающим, все же и здесь были возможности ведения активной обороны. Противник наступал колоннами, у которых пока отсутствовала возможность взаимодействия, поскольку колонны разделяли многомильные участки глухомани. Местность, покрытая лесом, мешала противнику использовать свое превосходство в численности и технике так, как на богатом дорогами Карельском перешейке. Это предоставляло нам возможность атаковать колонны поодиночке, наносить удары по их флангам и тылу, не слишком нарушая при этом собственные связи. То обстоятельство, что зима на северных участках вступила в свои права гораздо раньше, увеличивало наши возможности. Нужно было разбить продвигающиеся вперед колонны еще до того, как они, отойдя от границы, достигнут обжитых районов, где дорожная сеть предлагала бы им лучшие связи и сделала бы возможным продолжение наступления в направлении железной дороги Сортавала –Нурмес – Оулу.

В этой ситуации мне пришлось принять ряд самых тяжелых и масштабных решений в Зимней войне. Все свидетельствовало о том, что на главный оборонительный рубеж Карельского перешейка вскоре будет предпринято генеральное наступление. Поэтому я решил усилить войска этого фронта всеми имеющимися в моем распоряжении резервами в надежде, что слабая оборона восточного фронта все же выдержит. Однако неожиданно быстрое продвижение противника на том участке не позволило осуществить эти планы. Мне вместо этого пришлось направить большую часть скромных резервов на восток, в район Толвоярви, Кухмо и Суомуссалми.

Так главнокомандующий потерял третью часть боевой численности своего основного резерва (6-я дивизия), когда 5 декабря в соответствии с приказом один полк (16-й пехотный полк) и один артдивизион были направлены через Вяртсиля в Толвоярви. Другую мою большую резервную часть, 9-ю не полностью укомплектованную дивизию, дислоцировавшуюся на подступах к Оулу, пришлось раздробить, и один ее полк (25-й пехотный полк) направить в Нурмес, бросив во фланг противнику, наступающему в направлении Кухмо, а 27-й пехотный полк погрузить в вагоны и перебросить в Суомуссалми, куда уже был послан один батальон в качестве первоначального подкрепления. На другие критические участки также надо было направить подкрепления, несмотря на то, что их численность, боевая подготовка и вооружение были недостаточными, и на то, что они в таком виде не были пригодны для ввода в бой. Но нужда законов не знает, поэтому срочно создали группу А в составе трех батальонов, сформированных из резервистов, и бросили ее на направление Иломантси, а один батальон резервистов направили для укрепления фронта в Салла.

Поскольку нельзя было оставить без резервов основной театр военных действий, все оставшееся отправили туда. Остатки 6-й дивизии передислоцировали на участок юго-восточнее Выборга, где их использовали для строительства укреплений на линии, позднее названной «промежуточной позицией». Одновременно я приказал устроить на всех дорогах западного участка Карельского перешейка противотанковые препятствия. Группа В. также сформированная из трех батальонов резервистов, была переброшена на восточный участок перешейка, где она приняла участие в укреплении задней линии обороны.

Наиболее критическим положение продолжало оставаться на участке севернее Ладожского озера, где фронт 4-го армейского корпуса отошел назад. В наших военных играх оперативные планы обычно предусматривали нанесение контрудара с участка железной дороги Леппясюрья-Лаймола во фланг противника, наступающего в прибрежной полосе. Поэтому у нас не вызвал особой заботы тот факт, что колонны русских приближаются к Кителя, а вот то, что нам не удавалось задержать продвижение противника в районе железной дороги на Суоярви и по дорогам, проходящим севернее Суоярви и ведущим в Толвоярви и Иломантси, могло представлять опасность для всего запланированного контрудара. Было ясно, что у генерал-майора Хэгглунда, командующего 4-м армейским корпусом, отсутствуют возможности овладеть всеми критическими ситуациями, возникающими на столь протяженном фронте. Поэтому я решил выделить самую северную полосу – Толвоярви-Иломантси – и подчинить ее новому командующему.

Поскольку войска на этой полосе могли оказаться лицом к лицу с противником, значительно превосходящим их по силе, необходимо было для разрешения критической ситуации подобрать подходящую кандидатуру. Мой выбор пал на полковника Талвелу, который, являясь членом совета по военному оборудованию, находился в моем распоряжении. Еще со времен освободительной войны я знал его как бесстрашного и волевого руководителя, который даже обладает некоторой долей наглости, необходимой для нанесения контрудара по противнику, превосходящему нас по силам. Еще перед моим отъездом в Ставку полковник Талвела лично просил меня дать ему командную должность на фронте, и тогда он, говоря о неудачах первых дней войны в Карелии, высказал интересные замечания.

1 декабря я пригласил его в Ставку, и на следующий день (Примечание: Слишком рано, кризис к северу от Ладоги еще не возник; финские войска были отправлены позднее. ) перед ним была поставлена задача в качестве командира группы, подчиняющейся непосредственно мне, разбить противника, наступающего в направлении Корписелькя и Иломантси. Я подчеркнул, что, хотя в этой игре многое поставлено на карту, он не может рассчитывать на другие подкрепления, кроме тех, которые уже находятся в пути к участку Толвоярви, то есть на 16-й пехотный полк и один артдивизион, а также на недавно сформированную в Иломантси группу А, состоящую из трех слабых батальонов, по большей части не имеющих лыж. На обоих направлениях у противника было по дивизии. Наши батальоны, сражающиеся там, — три в Толвоярви и один в Иломантси, – устали, но командир 14-го армейского корпуса направил в полосу, названную первой, один отдельный батальон из своего резерва. Этими силами полковник Талвела должен взять инициативу в свои руки и перейти в контрнаступление. Правда, войска ослаблены, заметил я, но командир 16-го пехотного полка подполковник Паяри – талантливый офицер, обладает наступательным духом и тактическим видением.

В течение последующих дней с фронтов поступали плохие вести. На Карельском перешейке противник 6 декабря начал ожидаемое наступление на участке Тайпале, на котором, практически говоря, не было резервов. На направлении Суомусалми двум колоннам противника удалось соединиться в этом селе, узловом пункте сети дорог этого района. На Ладожском фронте две самые южные колонны противника также соединились близ Койраноя. Крайнюю озабоченность вызывало положение на направлении Суоярви-Лаймола, где позиции в Пиитсоноя были нами оставлены, – а новая линия обороны с огромными усилиями была организована в Коллая. Наступление противника на этот район обязательно необходимо было остановить, ибо, если Коллая падет, планируемый охват станет невозможным.

Из Толвоярви также поступали тревожные донесения. Противник силами 139-й дивизии 8 декабря захватил четырехкилометровую горную гряду, которая образует красивейший природный парк Толвоярви. Первый батальон, брошенный подполковником Паяри в бой, был отброшен на западный берег озера Толвоярви, где он с трудом удержался.

Примечание: Маннергейм, таким образом, признает, что советской стороне удалось добиться оперативной внезапности к северу от Ладоги. Но мы видим, что Красная Армия быстро теряла добытое преимущество, так как финны парировали возникший кризис переброской резервов по железным дорогам. Тем не менее, Маннергейму пришлось принимать непростые решения.

Предыдущее: К.Г. Маннергейм о подвижной обороне на Карельском п-ке в 1939  Следующее: К.Г. Маннергейм о боях при Толваярви

Метки статьи:

Зимняя война ; Маннергейм ;
 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения.

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)