En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Мазурское сражение. Основной этап.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

К.Г. Маннергейм про прорыв

……В январе 1940 года командующий всеми вооруженными силами, выставленными против Финляндии, маршал Тимошенко был назначен командующим войсками на Карельском перешейке, разделив их на 7-ю и 13-ю армии. На восточном фронте 9, 14 и 18-я (???) армии объединили в группу армий, руководить которой доверили маршалу Штерну. Главнокомандующим был назначен маршал Ворошилов.

Стало известно, что русские вблизи фронта начали серьезное обучение своих дивизий, предназначенных для наступления, они не жалели для этого ни артиллерии, ни самолетов, ни танков, Когда они предприняли первые методические наступления, которым предшествовала сосредоточенная артподготовка, то следует сказать, что обучение было результативным. Их пехота при поддержке артиллерии и танков шла в наступление лишь после того, как противник был подавлен огнем, одновременно над полем боя кружились бомбардировщики и истребители. Эти наступательные действия, которые мы отражали, нанося противнику ощутимые потери (при этом и наши войска очень страдали от артиллерийского огня), были только местными. Противника больше всего интересовали подходы к Выборгу и Тайпале: на этих направлениях шли постоянные атаки, соответствующие участки фотографировали и обстреливали гораздо сильнее других.

Ожидание было утомительным как для руководства, так и для войск. И перед бурей не было затишья, ибо, помимо того, что противник постоянно обрушивал на нас локальные атаки, наши части неделями подвергались бомбежкам с воздуха и являлись объектом систематического артиллерийского обстрела. Слабые огневые точки и препятствия истирались в порошок, а проволочная связь то и дело нарушалась. Противник знал, что мы не можем сменить войска, и что беспрерывный огонь утомил их как физически, так и морально. В конце концов, даже отдельные солдаты не могли передвигаться за линией обороны или в тылу, не привлекая к себе внимания самолетов. Поэтому перемещаться по железной дороге и по шоссе приходилось только под покровом ночи. Разведка русских, в особенности осуществляемая с воздушных шаров, затрудняла деятельность артиллерии, что становилось еще более тревожным фактором, если учесть, что, несмотря на скудость в боеприпасах, артиллерия все больше и больше превращалась в ядро обороны. Наконец днем невозможно стало обогревать блиндажи, палатки и строения, ибо даже слабый столб дыма тут же вызывал на себя огонь…

В течение декабря 5-я дивизия под командованием полковника Исаксона в полосе Сумма и 7-я дивизия, находившаяся по берегу реки Тайпале, которой командовал полковник Вихма, подверглись наитяжелейшим испытаниям. Обе дивизии очень нуждались в смене. В начале января первую из них заменила резервная 6-я дивизия под командованием полковника Паалу, тут же сменившая номер и ставшая 3-й дивизией, но для замены уставших защитников Тайпале не было войск. 5-я дивизия, усиленная несколькими отдельными частями, была выведена в главный резерв и продолжила работы, начатые 6-й дивизией, по укреплению промежуточного рубежа между Сомме и железнодорожной станцией Кямяря южнее Выборга. 1-я дивизия пополнения, недавно преобразованная в 21-ю дивизию, испытывала недостаток в вооружении и снаряжении, поэтому ее вывели в резерв главного командования с дислокацией на восточном участке Карельского перешейка. Ее тоже использовали для строительства укреплений в полосе между озером Киимаярви и Ладогой.

По рассказам пленных, русские намеревались перейти в наступление еще в конце января, однако в связи с сильными морозами от этого плана отказались.

1 февраля наступление началось во всей ширине фронта 2-го армейского корпуса. Главный удар наносился в направлении Сумма. Артподготовка превзошла все, что до сих пор испытывали финские войска. То же самое следует сказать и о налетах 500 самолетов с воздуха. К полудню в наступление пошли танки, а за дымовой завесой пошла в атаку и пехота. Бой длился весь день и следующую ночь. Хотя противник бросал в огонь дополнительные войска, атаки его были повсюду отражены.

Однако это было лишь прелюдией. Настоящее генеральное наступление, также направленное на полосу Сумма, началось 6 февраля. В последующие дни фронт наступления расширился как на запад, так и на восток. Русские теперь научились «оркестровке» взаимодействия между различными родами войск. Это проявлялось, с одной стороны, в гибком согласовании артиллерийского огня с маневром пехоты, с другой – в большой точности огня, руководство которым осуществлялось с наблюдательных пунктов на воздушных шарах и с танков. Поскольку русские не жалели ни пехоты, ни танков, их потери были неисчислимы. …… Новым было то, что во многих местах пехоту везли на бронированных санях, прицепленных к танкам, или же на броне танков. Новинкой явились и самоходные огнеметы, извергающие горящую нефть. Люди дошли до предела стойкости, особенно в Сумма и Тайпале, где войска целыми неделями не отсыпались. Даже появление танков, казалось, не могло заставить солдат бодрствовать. Резервы, перебрасываемые с одного критического места в другое, не получали отдыха.

Главный удар до сих пор наносили в направлении Выборга, особенно на участке Сумма. 11 февраля наступательная операция противника развернулась по всей ширине Карельского перешейка и переросла в подлинно генеральное наступление, с которой слилась попытка обойти оба наших фланга по льду Финского залива и Ладожского озера. Хотя противник и прорывал нашу оборону во многих местах, местным резервам все же удавалось овладеть положением, но следствием стало то, что вечером единственными оставшимися резервами были 5-я дивизия юго-восточнее Выборга и 21-я дивизия на востоке перешейка. Самым опасным был прорыв 11 февраля противником нашей обороны на участке Лэхти. Он позднее сыграл значительную роль.

Поскольку участок в районе Сумма был слишком крепким орешком, то главный удар был перенесен восточнее, на направление Лэхти. Атаке предшествовала артподготовка из ста батарей; артналет был нацелен на узкую зону и уничтожил окопы и огневые точки... Обороняющаяся сторона, понесшая огромные потери, не могла устоять против танков и пехоты, проникших на позиции. Мы теряли один опорный пункт за другим, пока противник не углубил прорыв примерно до одного километра. Перед ним оставалась лишь слабая линия, оборону на которой держали последние резервы 2-го армейского корпуса.

12 февраля наступление было продолжено, но оборонительная линия устояла. В целях восстановления равновесия на участке Лэхти контрнаступлением я переподчинил 5-ю дивизию командиру корпуса. Ее в тот же день необходимо было на участке Сумма заменить 3-й дивизией, в связи с чем контратака была проведена всего одним полком. … Часть оставленной местности отбили обратно, но последовала яростная атака, и местность снова оказалась в руках противника. Этому способствовал и прорыв обороны на соседнем участке.

3-я дивизия находилась на передовой уже целый месяц, и, поскольку последние две недели противник оказывал на нее непрекращающееся давление, она была до конца измотана, и ее обязательно надо было заменить. Сразу же, как только смена 13 февраля была произведена, дивизия маршем отправилась на отдых и пополнение в район севернее Выборга. Можно было рассчитывать, что снова боеспособной она станет через 8–10 дней. На этот период времени западная часть Карельского перешейка осталась бы без резервов. Поскольку решающие бои, несомненно, будут вестись на этом участке фронта, 21-й дивизии, частично занявшей оборону на рубеже Тайпале, было в тот же день приказано отправить один полк (62-й пехотный полк) на западный участок Карельского перешейка. За день до этого туда направили из Котка два батальона войск береговой обороны.

13 февраля русские свежими силами начали новое наступление на оборонительные укрепления в районе Лэхти. Сначала атаки были отбиты, но после того, как полсотни танков прорвались почти до развилки дорог, ведущих в Лэхти, обстановка стала критической. В течение дня противнику удалось расширить прорыв в восточном направлении. Воздушные налеты стали столь частыми и такими мощными, каких войска не испытывали до этого. Для наблюдения за боем с ближнего расстояния в ночь на 14 февраля я на автомашине выехал на командный пункт 2-го армейского корпуса, который находился в усадьбе Саарела севернее Выборга. Там был и командующий армией. Стало ясно, что корпус не располагает необходимыми силами для ликвидации прорыва противника в Лэхти. Те два батальона 62-го пехотного полка, прибытия которых на поезде ожидали с восточного участка перешейка, опаздывали, поскольку железнодорожный путь в Каарлахти был разбомблен. Прибытие 3-го батальона, который в условиях тридцатиградусного мороза на открытых автомашинах ехал в Лейпясуо, ожидалось в лучшем случае к полудню, но без обоза. Два батальона из Котка не успевают добраться до цели раньше утра следующего дня. Командиру корпуса удалось сформировать из выборгских шюцкоровцев один батальон, который на автомашинах был направлен в Сумма. Противник осуществлял операцию дивизиями, а мы – батальонами.

В утренние часы 14 февраля были потеряны и остатки оборонительной линии на рубеже Лэхти, но противник пока не проник в глубину. Это дало нам возможность привести в порядок наши перемещавшиеся войска, и на открытой местности севернее создать сплошную оборонительную линию. Однако прорыв сделал неизбежным отход в районе Сумма, что и было выполнено в течение дня. Пятая дивизия получила приказ отойти на несколько километров к северу и занять оборону по линии Лейпясуо-Раяхарью, однако там не было укрепленных позиций и полагаться на этот рубеж с доверием было невозможно. Прорыв фронта в момент, когда число дивизий противника на театре военных действий достигло 30, создавал опасность для обороны всего западного участка Карельского перешейка.

Вечером того же дня я вернулся в Ставку, не переставая думать о том, где взять дополнительные силы. Из войск, сражавшихся на восточном фронте, действия которых были столь многообещающими, едва ли можно было перебросить хоть какие-нибудь части, а те отдельные слабые батальоны, которые можно было взять у войск береговой обороны, не могли сыграть большой роли в таких крупномасштабных операциях. Единственным соединением, имевшимся в моем распоряжении, была 23-я дивизия. Несколько раньше она была подчинена 4-му армейскому корпусу и предназначалась для смены защитников в полосе Койлая, которые, как никто другой, нуждались в отдыхе. Один из ее полков уже был на передовой. Тщательно продумав вопрос, я принял тяжелое решение о переброске на перешеек оставшихся полков дивизии, несмотря на их малую боевую ценность. Там дивизию пополнили ранее упоминавшимся 62-м пехотным полком.

Примечание: Отличное художественное описание прорыва Линии Маннергейма «с той стороны». И все же это именно художественное описание, поскольку оно не содержит точной информации о действиях финнов во время прорыва и даже об их численности.

Предыдущее: К.Г. Маннергейм про январь 1940  Следующее: К.Г. Маннергейм про развитие прорыва

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)