En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Вторая осада крепости Перемышль.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

К.Г. Маннергейм про окончание Зимней войны

Тот факт, что прощупывание возможностей заключения мира продолжалось, дал мне повод еще раз новому командующему армией Карельского перешейка подчеркнуть, сколь необходимо продолжать удерживать промежуточную позицию, как бы трудно это ни было. Войска держались на ней еще десять дней, в течение которых все атаки противника отражались. Фронт, несмотря на контратаки, был прорван только в направлении железной дороги. Поскольку появилась угроза потери связи с Выборгом, я, в конце концов, предоставил право командующему армией отдать приказ об отводе 1-го и 2-го армейских корпусов на заднюю позицию по линии Тали-Вуокси. Этот маневр, начатый 27 февраля, был выполнен в соответствии с планом и прошел весьма спокойно. …

Задняя позиция по природным условиям была крепкой, да и город Выборг со своими старыми крепостными рвами и инженерными укреплениями являлся мощным опорным пунктом. Правда, у войск не было опыта ведения боевых действий в условиях населенного пункта, но это беспокоило меня меньше, чем мысль о том, сможет ли утомленная до предела армия остановиться на третьей линии обороны и крепко вцепиться в нее. Я не мог припомнить примера большего напряжения за все время моей армейской карьеры.

2 марта противник вошел в соприкосновение с этой третьей линией обороны, при этом в акватории Выборгского залива обстановка была весьма критической. Лед выдерживал даже тяжелые танки, а выпиленные полыньи быстро замерзали. Снежный покров также не был столь толстым, чтобы затруднить маневр различных родов войск. У русских, таким образом, появилась возможность воспользоваться своим превосходством в силах. Только на участке юго-западнее Уура наступало четыре дивизии, поддерживаемые танками и авиацией.

В ночь на 2 марта два полка атаковали батарею, расположенную на небольшом острове Туппура при входе в Выборгский залив. Атаку отбили, отразили и все атаки противника, которые он предпринял на следующий день, но с наступлением темноты ему все же удалось овладеть островом. Героические защитники его прорвались и ушли по льду к озеру Сяккиярви. В этот же день мы потеряли и остров Тейкаринсаари, а также и остальные острова, находящиеся при входе в Выборгский залив. Характерным для этих наступательных действий противника было исключительно гибкое взаимодействие между различными родами войск: после жестоких артиллерийских и авиационных ударов танки окружали остров за островом, еще крепче сжимали свой круг. И лишь затем в атаку шла пехота.

Пехотным войскам береговой обороны – трем отдельным батальонам, а также береговым батареям довелось испытать самые жаркие моменты боя. Но на подходе были подкрепления. Первые подразделения, прибывшие из Лапландии, выгрузились в Пулса; вступление их в бой было возможно через пару дней. 4-й армейский корпус, уничтоживший 29 февраля сидевшую в мешке 18-ю танковую бригаду, сейчас получил приказ выслать в район Выборгского залива еще один батальон.

Оборона носила импровизированный характер, и для ее организации необходима была опытная рука. 1 марта все войска под Выборгом объединили во временную береговую группу. Командовать ею доверили командиру бывшей Лапландской группировки генерал-майору Валлениусу. Однако задача оказалась для него сверхтяжелой, так как он оказался в условиях, полностью отличных от лапландской глухомани. 3 марта генерал-майора Валлениуса сменил на этом посту начальник генерального штаба генерал-лейтенант Оеш.

4 марта противник пошел в общее наступление через лед Выборгского залива. Ожесточенные бои велись на всем протяжении прибрежной полосы. Особенно же яростные атаки были направлены на мыс Виланиеми. Там противнику удалось зацепиться за берег, но в течение дня и ночи его отбросило обратно на лед. На следующий день русские получили пополнение. Они пошли в наступление силами дивизии при поддержке ста танков через остров Тейкаринсаари на Виланиеми и снова прорвали фронт. Нехватка артиллерии и противотанковых средств проявилась очень больно. Единственными оставшимися в нашем распоряжении неподвижными артиллерийскими точками были две батареи тяжелой артиллерии, одна – на мысе Ристниеми (305-мм), а вторая – на мысе Сатаманиеми (152-мм). Последняя, однако, располагалась на таком удалении, что могла оказать огневую поддержку лишь обороне Ристниеми. Артиллерийские орудия на этой линии обороны к тому же были слишком тяжелы для стрельбы по наземным целям, хотя ее полутонные гранаты и оказывали воздействие на колонны противника, двигавшиеся по льду.

В последующие дни атаки были отбиты повсюду, за исключением Виланиеми, где противник проник за линию обороны и 7 марта перерезал шоссе Выборг-Сяккиярви. Поскольку дорог дальше не было, это означало, что вся прибрежная полоса разрезана надвое и что противник может начать свертывание фронта, если мы не вернем себе Виланиеми. Следовательно, нам обязательно нужно было захватить мыс, а для этого сосредоточить войска.

… … …

Как основательно было подготовлено последнее масштабное наступление, уже ясно из того, что противник пошел в него не только по льду Выборгского залива, но одновременно стал продвигаться через острова Суурсаари и Лавансаари в направлении прибрежной полосы Котка-Виролахти. Он преследовал цель создать угрозу тылу наших войск на Карельском перешейке и связать наши резервы. Атаки, предпринятые в период 4 – 8 марта, были отбиты главным образом огнем береговых батарей, которые наносили огромные потери, особенно полкам, наступавшим плотными колоннами с острова Суурсаари (Готланд). Снаряды порождали зияющие пробелы в рядах наступающего противника и сеяли в них беспорядок и панику. Многие попадали в полыньи, образованные взрывами снарядов. Колоннам противника, выдвигавшимся с острова Лавансаари, удалось зацепиться за внешние острова, откуда они попытались проникнуть на материковую часть, но безуспешно.

Эти атаки очень обеспокоили нас, поскольку пехотные подразделения в районе Котка были переброшены на другие участки борьбы, а противник на моторных санях и автомашинах мог перебросить на этот участок по льду большие силы. Для упреждения угрозы были быстро сформированы пять батальонов из шюцкоровцев долины Кюми – туда вошли и бойцы старшего поколения, и совсем еще юноши, – и эти подразделения спешно передали в распоряжение командования войсками береговой обороны.

Однако вскоре оказалось необходимым прибегнуть к реорганизации обороны побережья. 7 марта было создано новое звено управления войсками, так называемая группа Хамина, командовать которой поручили генерал-майору Ханеллу. Войска, действовавшие на западном участке Выборгского залива и на участке вплоть до Котка, подчинили ему, ему же отдали и кавалерийскую бригаду, снятую с фронта 4-го армейского корпуса.

Прощупывание возможностей заключения мира тем временем продолжалось, 6 марта в Москву выехала делегация. Сейчас, как никогда, нужно было напрячь все силы, чтобы дипломатия получила как можно большую поддержку. В центрах подготовки в тылу находились 14 батальонов – последние наши силы. В этот момент я отдал приказ, чтобы эти войска, по возможности полностью снаряженные и вооруженные, сосредоточились за главным театром военных действий.

Наступление на участке между Выборгом и Вуокси становилось все мощнее и мощнее. Новый центр боев образовался сейчас в районе Вуосальми, где противник предпринял попытку форсировать Вуокси. Оборона южнее и восточнее Выборга продолжала оставаться прочной. Слабым участком задней линии обороны была открытая местность на подступах к Тали, где противник мог воспользоваться своим преимуществом в силах и где ему удалось просочиться в тыл наших войск вплоть до перешейка между озерами Кярстилянярви и Лейтимонярви. Наступил последний день войны – 12 марта.

На мысе Виланиеми наши войска провели успешную контратаку. На двух участках восточнее противник вышел на берег, но его снова столкнули на лед. Были отбиты атаки русских и на других участках, как отражены были и их попытки овладеть окраинами Выборга. На Вуокси все атаки захлебнулись, то же самое произошло на участке Тайпале, который еще в 11 часов подвергался мощному артиллерийскому обстрелу. В этот последний день войны на перешеек, как я уже говорил ранее, пришел «иностранный легион», рота американских финнов, бросившихся на помощь своей старой родине.

Хотя у противника в тот момент на перешейке было как минимум 25 дивизий, последний день войны закончился тем, что атаки на всем 170-километровом фронте были отражены.

Положение на главном театре военных действий в основном стабилизировалось, когда наступление противника достигло своего кульминационного пункта. Критическим участком был Выборгский залив, но войсками сейчас крепкой рукой руководило командование береговой группы, и в Виланиеми началось многообещающее контрнаступление. Время весенней распутицы, нашего мощного союзника, приближалось. Через несколько недель русские будут вынуждены снизить свою активность.

На протяженном восточном фронте мы также владели положением, и на направлении Кухмо наши войска добились значительного успеха: окончательное уничтожение окруженной 54-й дивизии было вопросом всего нескольких дней. Контрнаступление в районе севернее Ладожского озера привело к результатам, значение которых нельзя преуменьшить: 18-я дивизия и 34-я танковая бригада были разбиты, и часть войск можно было перебросить против тех свежих дивизий, которые выдвигались вдоль берега Ладоги, а другую часть – на отражение угрозы на фронте Колла, где количество дивизий противника возросло с двух до четырех. Две из них приступили к хорошо спланированной операции по окружению наших войск. Этот маневр все же не удался из-за предпринятых нами контрмероприятий и трудностей передвижения по лесистой местности.

Снабжение оружием и, прежде всего боеприпасами, несмотря на огромный их расход в феврале и марте, несколько улучшилось. Начиная с января, производительность отечественных предприятий увеличилась, да и закупки за границей набрали темпы. Получение боеприпасов для пехоты было обеспечено. Хотя дневной расход боезапаса тяжелой артиллерии с начала февраля превышал производство снарядов на несколько тысяч единиц, мы с помощью жестокой экономии создали для легкой артиллерии резерв снарядов, соответствующий их двухнедельному расходу.

На конечной стадии войны самым слабым местом был не недостаток материалов, а нехватка живой силы. Фронт растянулся, все имевшиеся войска уже были задействованы, и люди смертельно утомлены. Сможем ли мы противостоять противнику до того, как весенняя распутица даст нам несколько недель на передышку? На протяженном фронте, проходящем на труднопроходимой местности, это казалось вполне достижимым, но на главном театре военных действий, где способность к обороне была на грани срыва, отступление казалось неизбежным. А что будет потом? Сомнение в том, что западные державы смогут оказать нам помощь, становилось все более ясным, а когда ожидаемое нападение немцев на Францию станет фактом, то мы останемся совсем одни. До тех пор, пока армия не разбита и у нас имеется дипломатический козырь в виде угрозы интервенции со стороны западных держав, самый лучший выход из положения – постараться прекратить военные действия. Неодолимая сила нашего сопротивления была предпосылкой такого решения, которое сохранило бы независимость нашей страны и воспрепятствовало бы полному разгрому.

13 марта 1940 года в 11.00, после беспрерывной 105-дневной борьбы, наши вооруженные силы на этот раз выполнили до конца свою задачу. …

Примечание: Маннергейм нарисовал благостную картину состояния финских войск в конце Зимней Войны. И опровергнуть-то ее нечем, ведь война кончилась, а значит, боями состояние армии уже не проверялось. Зато стратегическую ситуацию он нарисовал очень черным цветом, и это Маннергейм еще не о всех стратегических проблемах рассказал…

Предыдущее: К.Г. Маннергейм про развитие прорыва  Следующее:

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)