En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

К.Г. Маннергейм про январь 1940

Если первый месяц войны был полон сюрпризов, то таким оказался и январь. Я полагал, что противник немедленно бросит свои войска в решающее наступление на всем фронте Карельского перешейка. Он сосредоточил здесь свежие артиллерийские и танковые части, отремонтировал и дополнил дорожную сеть. Однако весь январь прошел под знаком позиционной войны, и основные события происходили на восточном фронте, где новые части русских шли навстречу своей гибели.

Как уже говорилось, в районе Ладожского озера 168-я и 18-я дивизии, последняя усиленная 34-й танковой бригадой, в начале соединились в Кителя, где и были остановлены. В Коллая заградительная позиция из полевых укреплений, расположенных по обе стороны железной дороги Суоярви, продолжала сдерживать нажим. После того как 4-й армейский корпус был основательно перегруппирован, его командир генерал-майор Хэгглунд в канун Нового года получил приказ двинуть свои войска (12-ю и 13-ю дивизии) в давно планируемое контрнаступление. В Коллая оставили лишь несколько батальонов. Успех всей операции зависел от их упорства и выдержки.

Как я уже упоминал, еще в середине декабря предпринимались попытки закрыть горло мешка с севера, но из-за труднопроходимой местности, жестокого мороза, недостатка снаряжения и других трудностей в них добивались лишь местных успехов. Важнейшей причиной мелочности результатов все же являлось то, что противник быстро укрепил свои позиции, и овладеть ими без достаточной артиллерийской поддержки было слишком тяжелой задачей. Первоначальный план наступления изменили таким образом, что генерал-майор Хэгглунд сгруппировал свои силы восточнее, точнее говоря, к востоку и югу от озера Сюскюярви с целью нанести удар по коммуникациям и тылу противника.

Еще накануне Нового года небольшим частям удалось перерезать тыловую дорогу 18-й дивизии между Уомас (другое название – Уомаа) и Кясняселькя близ озера Лаваярви и загнать в небольшие мешки подразделения войск противника. Спустя некоторое время прочным кольцом окружили и деревню Уомас, создав внешнее кольцо обороны, направленное против выдвигавшихся с востока вспомогательных сил. Единственная дорога, по которой шло снабжение русских войск, проходила теперь вдоль берега Ладоги через Салми в Койриноя, но и ей ежедневно угрожали маневренные силы береговой обороны, кроме того, ее обстреливала артиллерия берегового форта Мантинсаари, который выстоял до конца войны, несмотря на атаки сухопутных войск и воздушные налеты.

Наступление 4-го армейского корпуса началось 6 января. Войска продвигались по незнакомой местности (???), покрытой лесом, что замедляло перемещение тяжелого вооружения и обоза. Когда главные силы атаковали 18-ю дивизию в тыл, а войска, проникшие в Койриноя, вышли на берег Ладоги, дороги, по которым шло снабжение обеих дивизий противника, были перерезаны. Спустя несколько дней был нанесен новый удар, и побережье вплоть до Питкяранте оказалось в наших руках. До этого момента наступление шло по плану, и можно было надеяться, что полностью окруженный противник вскоре сложит оружие, и высвободившиеся войска можно будет направить на выполнение других задач. Но вместо этого начались затяжные и своеобразные бои, связавшие главные силы 4-го армейского корпуса на многие недели.

Для задержания четырех новых дивизий противника, выдвигавшихся из Салми и Кясняселькя, мы располагали лишь слабыми отдельными частями. С оперативной точки зрения, все же намного опаснее выглядел нажим противника в Коллая. В такой обстановке нельзя было выводить войска из района севернее Ладожского озера. Наоборот, туда необходимо было высылать резервы. В январе на этот участок направили полк и три отдельных батальона, а в феврале — кавалерийскую бригаду, переформированную в батальон лыжников. (!!!) В этот момент на Карельском перешейке решающие бои были в полном разгаре и требовали всех наших сил. В конце января новую, 23-ю дивизию, образованную из 3-й дивизии пополнения, направили в резерв главнокомандующего в район Лаймола-Мууанто-Соанлахти-Суйстамо. Однако из этой дивизии в путь смог отправиться лишь один недостаточно вооруженный полк.

Для уничтожения северной группы противника, 18-й дивизии, использовали ту же тактику окружения, с помощью которой добились победы под Раате. Эту дивизию вместе с ее танковыми бригадами делили на куски, загоняя их в десятки мешков, но, к сожалению, так поступить со 168-й дивизией не хватило сил. Хотя пути снабжения и были перерезаны, русские заняли оборону, быстро зарывшись в землю, образовав мощные опорные пункты. Их основой стали танки, большинство из которых также врыли в землю, а в центре расположилась артиллерия. Местность, полная открытых крутых горных склонов, которые было легко очищать огнем, очень благоприятствовала такой обороне. Для овладения подобными позициями нужна была тяжелая артиллерия и минометы, а у 4-го армейского корпуса не было ни того, ни другого. Питаясь кониной и снабжаясь по воздуху, войска противника, сидевшие в мешках, смогли удерживаться неделями, самое большое число их, 168-я дивизия, — вплоть до конца войны. Снабжение этого войскового соединения пытались поддерживать по льду с помощью колонн на лошадиной тяге, которые прикрывали танки. Здесь между такими колоннами и нашими подразделениями, дислоцированными на островах перед Койриноя, завязался своеобразный ночной бой. Несмотря на малочисленность, нашим войскам все же удалось уничтожить большую часть колонны, шедшей на помощь, пока героический гарнизон островов, за несколько дней до заключения мира, не пал до последнего человека под ударами превосходящих сил, наносимыми с суши и с воздуха.

Что ни говори, положение было весьма беспокоящим и почти непереносимым. С тем чтобы высвободить войска для выполнения важнейших задач на других фронтах, я отдал командиру 4-го армейского корпуса приказ ускорить боевые действия и направить все силы на уничтожение противника в мешках. Несмотря на голод и холод, русские и на этот раз оборонялись на удивление стойко. Все их попытки вырваться из окружения были отбиты. Последний мешок 18-й дивизии перестал существовать только в конце февраля. На поле боя насчитали 4300 убитых, в их числе два генерала, помимо тех, кого скрыла у себя глухая местность. Общее число трофеев превысило все ранее захваченные: 128 танков, 91 орудие, 120 автомашин и тракторов, 62 походные кухни и большое количество пехотного оружия и снаряжения. Заключение мира спасло основные силы 168-й дивизии от подобной участи.

В самый разгар боев в районе севернее Ладожского озера, в 300 километрах на север, велась такая же борьба, но в меньших масштабах. Как уже говорилось раньше, наступление 54-й дивизии было остановлено в декабре восточнее села Кухмо. Кроме того, искусно воевавший в глухомани полковник Рааппана основательно поколотил и выгнал за границу две другие колонны противника на направлении Лиекса. Победитель боев под Суомуссалми генерал-майор. Сииласвуо получил задачу разгромить 54-ю дивизию. Его войска объединили в 9-ю дивизию, которая была укомплектована не полностью: часть ее подразделений была переброшена на южные участки.

Операция началась 29 января. За несколько дней наши части перерезали пути снабжения 54-й дивизии и раздробили колонну на десятки кусков на участке дороги длиной 25 километров. Но и здесь русские успели создать опорные пункты вдоль дороги и оголить ее обочины от деревьев. Позиции были и прочными и целесообразными, частично даже окруженные заграждениями из колючей проволоки. Там были и окопы, и ходы сообщения, и даже блиндажи. Снабжение русских войск наладили по воздуху. Так поставляли не только продукты питания и фураж, но и снаряды для артиллерии и бензин. Все это сбрасывали на парашютах. К сожалению, у наших войск не было истребителей для разрыва этого воздушного моста, дары которого часто попадали в руки финнов.

Нам также приходилось преодолевать трудности местности и снабжения. Недостаток тяжелой артиллерии становился все более чувствительным. Один за другим укрепленные пункты противника приходилось брать в жестоких боях, одновременно отражая атаку новых войск, высланных на подмогу. Одна отдельная бригада лыжников сделала весьма опасный прорыв в глубь нашей группировки, но и ее окружили и уничтожили. (Примечание: Это о бригаде полковника Долина. )

Заключение мира спасло сильно потрепанную 54-ю дивизию, потерявшую почти половину своего состава и вооружения, от окончательного разгрома.

Обстановка на всем протяженном восточном фронте стабилизировалась, и противнику на всех участках был нанесен серьезный урон. К сожалению, это положительное развитие не дало нам возможности своевременно и в достаточно больших размерах перебросить силы на главный театр военных действий, где бои в начале февраля вступили в решающую фазу.

Примечание: Маннергейм, в целом, описывает операции в Карелии как успешные, и он, конечно, почти прав. Но только почти. На три окруженные советские дивизии приходилось столько же, если не больше, дивизий финских. И эти дивизии были скованы до конца войны, что в условиях дефицита резервов у Маннергейма было невероятной роскошью.

Предыдущее: К.Г. Маннергейм о конце декабря 1939  Следующее: К.Г. Маннергейм про прорыв

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)