En
---
Свежее на сайте

План Шлиффена в Первой мировой войне. Часть 1.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Сражение на Эне.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.
Сравниваем армии в ПМВ.

Шрифт: A   A   A
Кило Истории - наш логотип
30. 5. 1915. - Немцы взяли Стрый.

Итоги Третьей Галицийской Битвы. Часть 6.

А теперь о реальных причинах поражения. Как ни странно, почти все они лежат в области управления и организации.

Отсутствие маневра вдоль фронта и в глубину. Иванов ни разу не отходил с целью перегруппировать войска для нового сражения или нанести контрудар. Вместо этого Иванов отходил только для занятия нового рубежа обороны. Ни разу он не пошел на масштабные переброски войск своего фронта к месту главного сражения, даже когда отход к Перемышлю позволил перевозить к месту боя 2 дивизии в сутки. Вместо этого он выпрашивал у Ставки по одной – две дивизии в неделю, понятно, что когда на ЮЗФ дивизия полностью погибала за два дня, этого не могло хватить. Аналогичным образом вели себя и командармы, в первую очередь Радко-Дмитриев, и в меньшей степени – остальные.

Отсутствие подготовленных контрударов. Собственно за два месяца сражения был нанесен всего один хороший контрудар, а именно когда три корпуса перешли в наступление на правом фланге 3-й армии в последней фазе борьбы за Перемышль. Но и этот контрудар был нанесен с чудовищным опозданием. Остальные контрудары выродились во фронтальные столкновения с врагом, которые могли сделать его менее уверенным в своих силах и более осторожным, но не могли заставить его поменять свои планы.

Отсутствие чередования отходов и контрударов на пассивных участках фронта. На многих участках русские отходили без давления противника, а преследовавший их противник был слаб и мог обороняться только в окопах. Поэтому при подходе к новым позициям русских он был уязвим, и его должно было встречать коротким контрударом, вроде того, что был нанесен в боях за Опатов. Но больше-то таких контрударов не было, если не считать неуклюжих попыток 3-го Кавказского корпуса у Сенявы, где все получилось случайно! (Контрудары Щербачева в эту схему не вписываются.)

Слишком много сражений. Уже после потери Перемышля было, в принципе, видно, что армии Юго-Западного Фронта не способны противостоять врагу. Нужно было отходить далеко, отрываться от противника и восстанавливать силы…

Отсутствие прочных позиций. Хотя русские отходили от одной позиции к другой, по настоящему прочных позиций в тылу так и не было оборудовано. Позиция у Горлице оказалась самой прочной и на нее германцы потратили больше всего сил. Ни позиции на Сане, ни Городокская позиция не выдержали первых ударов германцев. Для оборудования позиций не хватало стройматериалов и рабочих рук. И это в то время, когда в тылах корпусов болталось более 50.000 безоружных бойцов!

Плохая разведка. То, что фронт проспал сосредоточение противника – это нормально, хуже то, что даже во время сражения никак не удавалось определить точные силы германцев, места концентрации этих сил, слабые пункты врага, и разобраться с маршрутами его движения. И это несмотря на то, что в Западной Галиции все железные дороги были разрушены, и противник осуществлял все маневры пешим порядком, не имея возможности скрыть свое движение от воздушной и даже от конной разведки. А ведь без знания о противнике нельзя планировать операции.

Слабость кадров. Во-первых, это относится к ополченческим частям, которые сдали врагу оборонительный рубеж на Дунайце, а также оказали слишком слабое сопротивление при штурме Перемышля и во время боев при Опатове. Во-вторых, это относится к пополнениям. Прибывающих резервистов невозможно было вливать в дивизии целыми ротами и батальонами, только если их подмешивали в боеспособные части в небольших количествах, боеспособность этих частей не падала. Поэтому не было никакой возможности быстро восстановить корпуса, отступившие на Сан с огромными потерями.

Дефицит стрелкового оружия и патронов. Дефицит винтовок реально мешал сражаться. Уже после отступления к Сану армии фронта не могли поставить прибывшее пополнение в строй. Дефицит патронов, скорее, был потенциальным, но и из-за него огонь по врагу слабел. Реальные потери противника почти не менялись, но вот устойчивость русских войск падала. Дефицит винтовок частично определялся тем, что оружие доставалось врагу от убитых и пленных, а также бросалось при отступлении. А вот дефицит патронов возник во многом из-за того, что ящики с ними не выносились из-под огня противника при отступлении. И вообще, после того, как отступал полковой обоз, возможности вывезти патроны с позиций уже не было. Т.е. недодуманная организация тыла вела к потерям ценного имущества.

Предыдущее: Итоги Третьей Галицийской Битвы. Часть 5.  Следующее: Итоги Третьей Галицийской Битвы. Часть 7.

Вернуться в содержание: Русский фронт Первой Мировой Войны.

Вернуться в начало раздела: Третья Галицийская Битва.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK   ОдК   twit   fb   g+

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения || ЭИЧЦ || ФФВВ

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)