En
---
Свежее на сайте

Чех Pz 38(t) в противотанковом тире
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Окончание сражения на Вислоке и Вислоке.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Стратегические идеи Гинденбурга. Часть 1.

В общем-то 1914 год закончился для стратегов из всех стран-участниц Первой Мировой на пессимистической ноте. Все стратегические планы созданные перед войной провалились. Война стала превращаться в общегосударственное дело и приобрела затяжной характер. Это требовало новых подходов и приемов при поиске стратегических решений. На восточном фронте война, правда, не превратилась окончательно в позиционную, и искать решение можно было в традиционном маневренном ключе.

Поскольку решения в начале 1915 года должны были приниматься стратегические (а не просто оперативные, как в течение осени 1914 года), то и их влияние должно было сказываться в течение длительного времени. На практике они определили весь ход зимней кампании, а после во многом предопределили ход летней кампании.

Решения, в итоге, с обеих сторон были приняты самые естественные, которые напрашивались, исходя из распределения сил и географии фронтов. Никаких стратегических неожиданностей в них не было, и работу стратегов в 1915 году лучше оценивать не по собственным идеям, а по предугадыванию и опережению действий противников.

И если в стратегических планах не было ничего гениального, то особую важность приобрели мастерство планирования и проведения операций, умение захватить инициативу, а также боеспособность армий и их готовность к жертвам. Именно эти факторы решили исход зимней кампании 1915 года.

 

Итак, перейдем к стратегическим планам с германской стороны. (Именно с германской, так как австро-венгерская армия находилась в таком состоянии, что ее задачей максимум была деблокада Перемышля.) В течение почти всего 1915 года германцы проводили активные операции на Восточном Фронте с целью разгрома вооруженных сил Российской Империи, в полном соответствии со своей военной доктриной. Решение о том, что усилия Германии будут сосредоточены на востоке, нередко подвергается критике. Однако это решение было абсолютно оправданным.

Нередко встречается утверждение, что на Западном Фронте Германия могла добиться в 1915 году решающего успеха, а на Русском Фронте ее успех мог быть только тактическим (и временным). С точки зрения стратегии молниеносной войны это, конечно, верно, ибо до Парижа было 150 километров, а до Петрограда и Москвы – более 1000. Однако война уже стала затяжной, а на Западном фронте вообще перешла в позиционную, поэтому и стратег должен быть думать иначе. Уже осень 1914 года показала, что германское наступление во Франции, если и состоится, то будет развиваться очень медленно. Поэтому 150 км до Парижа могло оказаться заметно большим расстоянием, чем 100 км, которые русским оставалось пройти до Кенигсберга, или 250 км до Будапешта. Поэтому «тактическая» победа на Востоке, а затем «тактическая» победа на юге были необходимым условием для успешного переноса усилий на Западный фронт.

Другое дело, что Фалькенгайн (военный министр, шеф германского генштаба и фактический главнокомандующий) в 1915 году слишком уж сконцентрировался на Восточном фронте, хотя сеть железных дорог позволяла перебрасывать резервы с Востока на Запад и на юг для нанесения мощных ударов по всем противникам. В этом смысле германский военный министр показал себя очень плохим полководцем, который упустил возникшее в 1915 году тактическое преимущество германской армии. Германцы в это время получили возможность прорвать вражеский фронт с помощью газовых атак, но использовать эту новинку можно было один-два раза, пока противники не обзаведутся средствами защиты. Поэтому стоило хорошенько подготовиться к наступлению на Западе, нанести отвлекающий удар на Востоке (где-нибудь на фронте 4-й русской армии), заставив русских отложить операцию в Карпатах, а тем временем попытаться нанести сокрушительный удар во Франции, чтобы окружить 5-6 французских (английских) дивизий, а после развить прорыв в глубину. Но опять же, прорыв, скорее всего, не принес бы стратегического успеха, так как германская армия тактически не была бы готова бороться с позиционной обороной, как это показал Верден. Но после этого успеха Германия получила больше возможностей для побед в России и в Сербии, а Италия еще бы несколько раз бы подумала вступать в войну или нет.

Предыдущее: Перестройка армий. Часть 4.  Следующее: Стратегические идеи Гинденбурга. Часть 2.

Вернуться в содержание: Русский фронт Первой Мировой Войны.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)