En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Вторая осада крепости Перемышль.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

О нематериальном. Часть 2.

В кадровой армии в начале августа 1914 настроения были чуть менее оптимистическими, чем в обществе. Армия, конечно, была готова сражаться и погибать «за веру, царя и отечество». Но вот побеждать любой ценой (а именно это требовалось от нее в ситуации, когда крупнейшие государства мира вступили в смертельную схватку) она была не готова. Да и ни одна из европейских армий не была готова к этому, вот только путь к победе шел через предельное напряжение сил. К тому же русская армия побаивалась противника и считала его сильнее себя. В общем-то, это было правильно. Противник был очень силен, и его следовало уважать, но бояться не следовало.

И страх перед противником был тем сильнее, чем более высокую должность занимал тот или иной человек. Молодой поручик, командовавший ротой, конечно же, ничего не боялся. Но вот начальник дивизии или корпуса боялся германской армии, поскольку не понимал, чем противник силен. Более всего боялась войны с Германией Петербургская (вернее, уже Петроградская) верхушка, включая военное министерство. Еще до войны в военном министерстве стремились воевать крайне осторожно, отдавая инициативу противникам. Николай II боялся, наверное, больше всех, но для него это была судьба, которой он не мог противостоять, а не вызов, с которым нужно было справиться. Он был пассажиром «Титаника», а не его капитаном. Поэтому его личный страх ни на что не влиял.

В общем, несмотря на общий эмоциональный подъем, в штабах, начиная с армейского уровня, уже воцарилась подавленная атмосфера и пассивность. Постепенно (после каждой, даже небольшой неудачи) пораженческий дух будет передаваться и войскам, но в августе 1914 до этого далеко. Ну а был бы настрой в армейской верхушке немного иным, возможно, ситуация развивалась бы несколько иначе. Возможно, некоторые операции в начале войны были бы более удачными, дольше бы сохранялось кадровое ядро армии, и катастрофа 1915 года была бы менее тяжелой.

Настроение в обществе также менялось под влиянием военных неудач. И оказалось, что патриотический подъем не имел надежного основания. Этот подъем не был основан на настоящем единении нации и доверии между нацией и государством. И когда волна патриотизма схлынула, ему на смену пришло разочарование, недоверие и озлобленность.

Предыдущее: О нематериальном. Часть 1.  Следующее: Про русскую мобилизацию и развертывание резервных частей. (1)

Вернуться в содержание: Русский фронт Первой Мировой Войны.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)