En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Наступление Иванова в Карпаты.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Стратегическая ситуация в апреле. Часть 1.

В конце марта – начале апреля 1915 года стратегическая ситуация на Русском фронте ПМВ сильно изменилась. Во-первых, изменился характер противостояния: нигде не было значительных сгущений войск, и нигде не было явных разрывов фронта, но при этом сохранялись слабые участки в Буковине и севернее Ковно. Повсюду сложился позиционный фронт – траншеи, огневые точки, укрытия, колючая проволока… И одновременно, заметим, постоянные, хотя и очень вялые бои. Противники постоянно были вынуждены обозначать свое присутствие, хотя и не желали активно атаковать. Но расход проволоки, патронов, снарядов в такой вялой войне продолжался, и войска постоянно несли потери (небольшие потери убитыми и ранеными, но чувствительные – больными и дезертирами).

Во-вторых, у русского командования больше не было поводов вести войну в пассивном ключе. Перемышль пал и осаду больше не надо было прикрывать, самая острая фаза снарядного кризиса была пройдена, экстенсивному росту армии дефицитом вооружения был поставлен предел. Самое время было переходить к маневренной войне, чтобы в ней вернуть себе инициативу, раз уж создать равномерный и прочный «забор» вдоль всей линии соприкосновения с противником не получалось.

В-третьих, Германский Генштаб наконец-то склонился к мысли о том, что кампания 1915 года должна быть посвящена борьбе на восточном и южном направлениях. Поэтому германцы готовились нанести на Русском фронте несколько отвлекающих и несколько сокрушающих ударов, а для начала начали переброску войск и военной техники с Западного Фронта на Восточный. Переброска войск и создание запасов снаряжения требовали времени, поэтому это решение германцев сказалось не сразу. Потому у русского командования имелся временной зазор для прочного захвата инициативы и осуществления своих планов.

В-четвертых, Италия, наконец, выбрала сторону Антанты и в любое время могла объявить войну Австро-Венгрии. Румыния также могла последовать ее примеру. Австро-Венгрия после этого оказалась бы в кольце четырех фронтов. Но если бы Центральным Державам сопутствовал бы успех на Русском фронте, Румыния вполне могла бы отказаться от своих планов, а Италия – повременить со вступлением в войну. И наоборот, успехи русских войск означали бы большую военную активность Румынии и Италии, а также отказ Болгарии сотрудничать с Центральными Державами. То есть весной 1915 года армии обеих сторон боролись за внешнеполитический результат, а не только за военный.

В-пятых, Германия пережила трудную военную зиму, в течение которой ощущался дефицит промышленного сырья, топлива и продуктов питания. Если Германия хотела выиграть войну, ей нужны были территории, в первую очередь – польские, и транспортные коридоры на юг. Эти цели во многом и предопределяли план кампании 1915 года. Т.е. войны велась уже в соответствии с логикой войны на истощение, и захват территорий приобрел самостоятельную ценность.

В-шестых, первоначальный план Гинденбурга и Людендорфа на эту кампанию уже был дискредитирован. Русские резко усилили фланги и остановили продвижение германцев на Гродненском и Львовском направлениях. Шансов провести большую операцию на окружение всей русской группировки в Польше в ее исходном виде практически не было. Тем не менее, отказываться от этого плана германцы не собирались, ибо фланги фронта русских армий были все так же загнуты назад и были достаточно слабыми. Просто реализовать идею предстояло несколько иными способами.

В-седьмых, появление растянутого непрерывного фронта длиной около 1000 километров сделало Русский Фронт слабым. Местами этот фронт легко мог быть прорван. Немцы могли прорвать фронт везде на левом берегу Вислы, кроме района Варшавы, на правом берегу достаточно слабым было Млавское направление, а в Галиции слабым был центр 3-й армии и 9-я армия. В то же время места, в которых германцы наносили удары ранее, были хорошо укреплены. Болимовский мешок, подступы к Осовцу, Августовские леса были густо оплетены проволокой и покрыты полевыми укреплениями. Наконец, достаточно интересными для немцев с точки зрения нанесения отвлекающих ударов были оконечности фронта – район севернее Ковно на севере и район Черновиц на юге.

Немецкие позиции повсюду были сильнее укреплены, чем русские. Немцы лучше умели найти позицию, имели больше специалистов по постройке укреплений, они банально имели почти неограниченные запасы колючей проволоки. Поэтому найти слабое место для прорыва было сложно. Но все же относительно слабыми были позиции 1-й, 4-й и 3-й австро-венгерских армий, слабоваты были и немецкие позиции западнее Млавы. И достаточно интересным для прорыва местом был «Болимовский мешок», где германцы зимой продавили фронт 2-й русской армии, но не прорвали, а потому остановились на случайных позициях. Чувствительными для австрийцев, а значит, наиболее подходящими для нанесения отвлекающих ударов и для навязывания битв на истощение, были Краковское и Мезо-Лаборское направления. На германском участке фронта таковым продолжало быть направление на Алленштейн через Млаву.

Предыдущее: Русская армия весной 1915. Часть 3.  Следующее: Стратегическая ситуация в апреле. Часть 2.

Вернуться в содержание: Русский фронт Первой Мировой Войны.

Метки статьи:


 

Добавьте комментарий.
Их еще мало...
Понравилось? Нажми здесь!!

Поделиться с друзьями: BK     twit   fb   g+

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)