En
---
Логотип в центре

Свежее на сайте

План Шлиффена в Первой мировой войне. Часть 1.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Австро-венгерская 305-мм мортира М11.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.
220-мм мортира системы де Банжа.

Шрифт: A   A   A

В этот день в прошлом

7. 3.

Осада Новогеоргиевска. Часть 10.

Кроме Бобыря и его соратников у краха Новогеоргиевской крепости есть и другие виновники. И их вина еще больше, чем у никудышного коменданта. Самый главный виновник – Командующий Северо-Западным Фронтом генерал М. В. Алексеев. Он точно знал, что крепость на четверть разоружена и лишена половины боеприпасов; ему прекрасно было известно, что настоящего гарнизона в крепости нет, и направляемые в крепость новобранцы прямиком отправятся в плен; и Алексеев сам планировал, что армия отступит от крепости далеко и надолго, т.е. выручить Новогеоргиевск будет невозможно. Поэтому можно считать, что Алексеев умышленно запер в крепости почти 100.000 человек, чтобы они стали добычей врага, и подарил германцам массу ценного военного имущества. Вопрос лишь в том, каков был мотив Алексеева: хотел ли он просто сохранить свой пост любой ценой или стремился к смещению Верховного.

Сам Николай Николаевич также был непосредственным виновником катастрофы, постигшей Новогеоргиевск. Это он отдал приказ об обороне неподготовленной крепости, который и повлек ее гибель. Но Николай Николаевич действовал неумышленно. Он никогда особо не интересовался состоянием войск и укреплений, а его штаб не предоставлял таких данных. В этом отношении Ставка полностью полагалась на Командующих фронтами. Т.е. Николай Николаевич наоборот считал, что крепость вполне готова к обороне.

 

Падение Ковны и Новогеоргиевска нагляднее всего демонстрирует разразившийся летом 1915 года кризис в Русской Императорской Армии. И одновременно мы видим, что главная причина кризиса заключалась вовсе не в дефиците вооружения и боеприпасов. Главная причина неудач – в кадрах.

Во-первых, на самом верху сохраняется и даже усиливается тенденция назначать на ключевые должности людей не по способностям, а удобству для Романовых и остальной элиты. При этом обычное явление назначение на штабные должности лиц, неспособных к штабной работе, а на командные – людей, не умеющих командовать. Реальные заслуги и реальные недочеты в работе во внимание не принимались.

Во-вторых, продолжала тянуться старая песня о плохой подготовке солдат и младших командиров, прибывающих на пополнение войск. Они становилась только громче в период жестоких боев и громадных потерь. Но теперь в этой песне появилась новая строфа о слабых ротных и батальонных командирах. Почти поголовно были выбиты (или поднялись по служебной лестнице) довоенные комбаты, получившие дополнительную тактическую и педагогическую подготовку в Стрелковой школе. То же самое произошло с половиной командиров артиллерийских батарей. А ротами теперь часто командовали прапорщики, едва попавшие на фронт.

В-третьих, рост армии требовал все больше офицеров-генштабистов, способных вести штабную работу и способных представлять руководящие инстанции непосредственно в войсках. Их с начала войны перестали готовить, а во время нового маневренного этапа войны потребность в них возросла в несколько раз.

А кризис вооружения и боеприпасов… Он, конечно, был и постепенно обострялся. Но одновременно и не было никакого кризиса. Было критическое неумение и нежелание использовать имеющиеся ресурсы. Участники боевых действий постоянно говорили об отсутствии тяжелой артиллерии, как одной из главных причин поражений русской армии. Но одновременно в крепостях на западе без дела стояло около двух сотен 8-дюймовых пушек и гаубиц, а также около 8 сотен 6-дюймовых пушек. А кроме этого подобное вооружение было в черноморских, прибалтийских и дальневосточных крепостях. Да, все это артиллерийское вооружение было устаревшим и маломобильным. Но сумели же 1941-м году приспособить подобные орудия для обороны Москвы, хотя к ним уже и «родных» снарядов не было. А в 1915 году в крепостях, только в полосе Действующей Армии, было более 2 миллионов снарядов для различных устаревших артсистем, причем более 200.000 из них – для тяжелых орудий. Три четверти этого богатства были абсолютно бездарно потеряны, вместо того, чтобы хотя бы раз послужить делу разгрома армий Макензена, пока это еще можно было сделать.

Предыдущее: Осада Новогеоргиевска. Часть 9.  Следующее: К сентябрю 1915.

Вернуться в содержание: Русский фронт Первой Мировой Войны.

Метки статьи:


 


Добавьте комментарий.
Их еще мало...

Понравилось? Нажми здесь!! ( )

Поделиться с друзьями: BK   ОдК   twit   fb   g+

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения || ЭИЧЦ || ФФВВ

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)