En
---
Свежее на сайте

Самодержавие как пережиток феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Наступление Иванова в Карпаты.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Между четырех огней.

Бюрократическая система исполнительной власти в Российской Империи представляла собой жесткую иерархическую структуру, на вершине которой находился император. Однако, Николай II, которому было трудно самому руководить империей (подробнее об этом), поставил во главе всей гражданской власти Совет Министров и Председателя Совета Министров, выведя из-под его контроля военного и морского министров.

Создавал-то Николашка себе костыль, а вышел отличный отвлекающий ход в духе Макиавелли. Теперь у императора всегда был наготове «козел отпущения», на которого можно было свалить все грехи власти, и которому можно было поручить самую грязную работу. В общем-то, так Николай и поступал в течение всего своего царствования…

Но посмотрим на то, в какой ситуации находился Совет Министров и подчиненная ему система власти, во время кризиса государства, вызванного Мировой Войной.

Во-первых, Совет Министров во главе со своим председателем был подчинен императору и должен был исполнять его волю. Вот только точно угадать, желания и планы императора было невозможно. Это нервировало Совет и мешало планомерной работе. К тому же постоянно давало повод для возникновения слухов о закулисных интригах в окружении императора. Другими словами, хотя работа правительства не вступала в противоречие с текущими (объявленными) планами Николая, но она нередко вступала в противоречие с дальними планами императора, о которых никто не знал.

Во-вторых, Совет Министров находился в постоянной конфронтации с Думой. Реально помешать работе правительства, она, разумеется, не могла, но постоянно настраивала общество против правительства, постоянно замедляла прохождение законов, вызывала министров на ковер и устраивала прочие неприятности. И не стоит считать, что Дума только стремилась мешать исполнительной власти. Она проводила свою политику, направленную на благо страны (только она иначе понимало это благо). К 1917 году конфликт между ветвями власти еще более обострился, поскольку и в Думе, и в Совете прекрасно понимали, что страна скатывается в новый внутренний кризис, но считали его виновниками не себя, а другую ветвь власти. Тем не менее, в это время Совет Министров должен был постоянно оглядываться на Думу, опасаясь, что та спровоцирует народный бунт (в итоге это и произошло).

В-третьих, правительство и система центральной власти вступила в противостояние с городским и земским самоуправлением. И это при том, что на местном уровне центральная власть представлена не была, так как почти все ее функции были переданы власти местной. Противостояние правительства (вместе с императором) и парламента постепенно превращало и местную власть в оппонента центрального правительства. И это было самое худшее для центральной власти, ибо без помощи местной власти центр не мог ни подати собрать, ни трудовые ресурсы мобилизовать, ни обеспечить общественный порядок, ни медицину наладить. В условиях противостояния с местной властью правительство не смогло мобилизовать все экономические ресурсы. А местная власть наоборот почувствовала свою значимость и осознала, что центральная власть ей не нужна.

Очень важно отметить, что к моменту краха империи правительство уже чувствовало свою зависимость от земских и городских объединений, поскольку еще в 1915 году, несмотря на отсутствие прописанного в законе права, общественность смогла заставить императора отправить в отставку часть кабинета министров. Другими словами, Совет Министров в своих решениях становился до некоторой степени зависим от органов самоуправления.

В-четвертых, поскольку военное ведомство было отделено от гражданских, то после начала Первой Мировой Войны военные администрации в зоне военных действий работали не в унисон с гражданскими, а вступали с ними в конфликт. В общем-то понятно, что в условиях военных действий контроль над всеми сферами жизни должен переходить к военным. Причем в условиях широкомасштабного конфликта всей страной должна руководить военная администрация. Но появиться эта администрация должна не за счет разрастания структур военного ведомства, а за счет перевода гражданских структур в режим военного времени и появления в них контроля со стороны военных. Но поскольку единого плана перехода государства в режим военного времени не было, возникли двойственность в управлении и конфликт. Следствием конфликта стало неэффективное использование ресурсов страны военными и нарушения в деятельности гражданской администрации ведущее к возникновению вакуума власти.

Итого, получается, что правительству империи мешали нормально работать конфликты с парламентом и местным самоуправлением, а также нечеткость разделения полномочий с военной администрацией и плохой контакт с самодержцем. Все это не могло не привести к падению качества работы правительства и всей исполнительной власти в ходе ПМВ. А ухудшение работы правительства вело к росту недовольства у населения и ускоряло возникновение революционной ситуации.

Предыдущее: Помещик Всея Руси. Часть 2.  Следующее: Недоработки в системе управления.

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)