En
---
Логотип в центре

Свежее на сайте

Крымская война.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Схема. Операция Михаэль. 1918.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.
Британская 5-дюймовая пушка.

Шрифт: A   A   A

В этот день в прошлом

5. 12. 1914. - Закончилось Пабьяницкое сражение.

Глава 8.6. Решения командующих армиями вечером 28-го (германцы).

в десяти верстах к югу от Алленштейна. Целый день сдерживал он атаки немцев, три раза отбрасывал их штыками. Командир полка был убит, и остатки полка присоединились к корпусу лишь к ночи. На месте боя было похоронено 600 немцев, как значится в надгробном памятнике.
В 7 ч. 00 м. вечера командир корпуса отравил начальника штаба корпуса ген. Пестича к командующему армией для доклада. Немного спустя пришло донесение, что 15-й корпус отошел от своих позиций. 2-му Софийскому пех. полку к этому времени еще не удалось занять Гогенштейн, и его надо было поддержать. Между тем, отход 15-го корпуса и нахождение в тылу германских войск делало положение 13-го корпуса критическим. Необходимо было отходить. В это время пришло письменное приказание командующего армией: "13-му корпусу отойти к Куркену". Пришлось в темноте выводить части из боевого порядка и поворачивать фронт шести полков и одиннадцати батарей на 90° по незнакомой и бездорожной местности. В арьергарде был оставлен 144-й Каширский полк с двумя батареями, к нему примкнул не успевший выбраться из леса 1-й Невский пех. полк. Для прикрытия отхода частей было занято озерное дефиле по пути отступления. Все было исполнено спокойно, и полки – Софийский, Можайский, Звенигородский – успели перейти дефиле"
21.

Приведенное описание командиров корпусов целиком подтверждается отчетом о действиях 2-й армии, написанным ген. Постовским, с той лишь разницей, что действиям 13-го корпуса под Гогенштейном дана иная, при этом неправильная оценка. Что действия 13-го корпуса под Гогенштейном свелись только к артиллерийской стрельбе, не соответствует действительности. Правда, главные силы корпуса не были развернуты и не были введены в бой, так как корпус маршировал одной колонной, развернулись только головные полки. Ландверная дивизия Гольца, атакованная во фланг Невским и Софийским, 141-м и 142-м пех. полками, была опрокинута, но корпус не развил достигнутого им успеха.

По другую сторону боевого фронта в Фрегенау развернулся штаб 8-й германской армии.

Утром 28 августа командованию 8-й герм. армии представлялось, что 1-й и 20-й арм. корпуса не добились успеха,


(21) Из книги Вацетиса, стр. 189. – Н. Е.


[230]

что 41-я пех. дивизия потерпела поражение, а 1-й рез. корпус медленно подходил к полю сражения.

Ввиду неблагоприятно сложившейся обстановки на правом фланге 20-го корпуса, штаб 8-й герм. армии по телефону и через офицеров генерального штаба потребовал ускорения наступления 2-й пех. дивизии на Ронцкен, а всего 1-го арм. корпуса – на Лана, что нам известно из приказаний, отданных ген. Франсуа.

Работа командующего 8-й герм. армией и его штаба серьезно облегчалась попрежнему перехватываемыми русскими радиограммами.

В 8 ч. 15 м. 28 августа штаб получил радиограмму генерала Клюева о том, что он с авангардом корпуса в 12 час. достигнет Грислинена.

Таким образом, штаб 8-й герм. армии располагал точнейшей ориентировкой о положении 13-го русского корпуса. Не будет ошибкой оказать, что штаб 8-й армии в ходе операции о русских войсках был осведомлен не меньше, чем о своих собственных, так как ежедневно располагал русскими радиограммами.

Отправленная ген. Клюевым утром 28 августа радиограмма о движении его с корпусом на Грислинен, Гогенштейн показала Гинденбургу и Людендорфу, что против 20-го герм. корпуса и приданных ему дивизий действует 15-й русский корпус с уже потрепанной 2-й пех. дивизией. Эта радиограмма и обусловила выдвижение 37-й пех. дивизии на Гогешнтейн, чтобы подкрепить ландверную дивизию Гольца и 3-ю рез. дивизию в их борьбе против подходивших частей 13-го русского корпуса.

Но вместе с тем радиограмма ген. Клюева вводила немцев в заблуждение. Немцы ожидали его у Грислинена к 12 ч. 00 м. Поэтому 37-я пех. дивизия к тому времени ими была влита в линию боевого фронта у Гогенштейна. Клюев же после полудня развернул один авангард, а прочие части корпуса были развернуты только к вечеру. Поэтому 37-я пех. дивизия в общем без достаточной пользы пребывала в районе Гогенштейна. Правда, на ее долю выпало подкрепление ландверной дивизии Гольца, отступавшей под ударом 1-й бригады 1-й русской пех. дивизии с участка восточнее Гогенштейна. К недостаткам работы германского армейского ко-


[231]

мандования нужно отнести и то, что оно не ориентировало ген. Гольца о движении русского корпуса на Гогенштейн, вследствие чего он подставил свой левый фланг и тыл под удары русских. Впрочем, здесь возможно и другое. По свидетельству Шефера, подполк. Гофман советовал ландверной дивизии действовать осторожно и медленно, очевидно, имея в виду подход 13-го корпуса, но Гольц или не понял Гофмана, или Гофман дал свой совет в порядке общего пожелания. Во всяком случае, зная, что Клюев с авангардом корпуса к 12 ч. 00 м. подойдет к Грислинену, штаб армии должен был иначе распорядиться ландверной, 37-й и 3-й рез. дивизиями.

Заминка в наступлении группы Моргена между Гогенштейном и Мюленским озером после 10 ч., надо полагать, явилась также следствием радиограммы ген. Клюева. Немцы побоялись, что выдвинувшаяся вперед группа Моргена будет взята в клещи 13-м и 15-м корпусами. Но штаб 8-й армии радиограмму Клюева хорошо использовал в другом случае. В 9 ч. 45 м. штаб армии отправил самолетом распоряжение через Грислинен в направлении на Гогенштейн: "1-му рез. корпусу, не щадя сил, кратчайшим путем перейти в наступление на линию Штабиготтен, Грислинен. Необходимо спешить". Иначе говоря, штаб армии направил 1-й рез. корпус следом за корпусом ген. Клюева.

В общем, план армейского командования свелся к тому, что против 13-го русского корпуса с запада должны были драться 37-я дивизия и ландверная дивизия Гольца, а с востока – 1-й рез. корпус; против 15-го русского корпуса – 20-й герм. корпус (41-я, 3-я рез. дивизии и дивизия Унгера) и 1-й корпус Франсуа с запада и юго-запада; 17-й же герм. корпус вследствие неправильных действий ген. Макензена опаздывал принять участие в операции.

Распоряжения о переходе в наступление всех сил центра 8-й герм. армия утром 28 августа и до полудня этого дня всецело исходили из того факта, что перед 5,5 дивизиями немцев были только три дивизии русских (15-й корпус с бригадой 1-й и бригадой 2-й дивизий).

Первая половина дня 28 августа после радиограммы Клюева, а также после отхода русских от Зольдау протекала для германского командования благоприятно, хотя поражение 41-й пех. дивизия и внушало известное беспокойство,


[232]

Во второй половине дня 28 августа были получены сведения, что "...сильная конница русской Неманской армии проникла уже до Гейльсберга и Прейсиш-Эйлау, распространяя панику среди населения".

По донесению коменданта Кёнигсбергской крепости, германскому армейскому командованию казалось, что вся 1-я русская армия спешно подвигается на запад. Это донесение побудило штаб 8-й герм. армии обратиться в ставку за помощью, что заставило Мольтке принять решение о переброске двух корпусов с западного фронта на восток.

Очевидно, у германского главного командования были основания принять столь ответственное решение, тем более в такой период, когда на западноевропейском театре еще не определился исход борьбы и требовалось немало усилий, чтобы нанести поражение французам.

Наступление русских в Восточной Пруссии и переменный успех в ходе "Танненбергской" операции заставили германское главное командование снять гвардейский резервный и 11-й арм. корпуса и 8-ю кав. дивизию с западного театра войны и перебросить их на восток.

Переброска этих сил, несомненно, сказалась в известной степени на последующем ходе борьбы на западноевропейском театре, в особенности на Марне. Штаб 8-й армии со своей стороны в этот день распорядился перебросить гарнизонные войска из Мариенбурга и Данцига на р. Пассарга против русской конницы. Завершение сражения против 2-й русской армии затягивалось.

В 17 ч. 30 м. командующий 8-й армией отдал следующий приказ:

"Как можно выяснить из полученных до сих пор допосений, русский 1-й арм. корпус находится в полном бегстве через Млаву на Варшаву, 23-й, 15-й и 13-й арм. корпуса рассеяны по лесам к юго-востоку от Гогенштсйна и Алленштейна, русский 6-й арм. корпус, одна дивизия которого целиком уничтожена, находится в полной бегстве через Ортельсбург.
1-й арм. корпус преследует через Мушакен, Кальтенборн в направления на Вилленберг и Мышинец. Обозы и парки эшелонируются по дороге Неймарк, Уэдау.
20-й арм. корпус с 3-й рез. дивизией преследует через Едвабно на Ортельсбург.


[233]

Предыдущее: Глава 8.6. Решения командующих армиями вечером 28-го.  Следующее: Глава 8.6. Решения командующих армиями вечером 28-го (окончание).

***   ^^^

Метки статьи:


 


Добавьте комментарий.
Их еще мало...

Понравилось? Нажми здесь!! ( )

Поделиться с друзьями: BK   ОдК   twit   fb   g+

Также смотрим:

 

=======

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения || ЭИЧЦ || ФФВВ || КрыВо

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)