En
---
Свежее на сайте

Пережитки феодализма
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Второе Праснышское сражение. Окончание.
План наступления от Рузского.

Кило Истории - наш логотип

Договор о ненападении. Были ли альтернативы в процессе подготовки.

Итак, к весне 1939 года СССР подошел при очень нехорошем внешнеполитическом раскладе. Против него сложился агрессивный блок в составе Германии, Италии и Японии. Учитывая, что борьба против Германии на полях Испании завершилась поражением (см. предыдущую статью), Советскому Союзу нужно было избежать крупной войны или найти себе сильных союзников.

Кризис в Европе обрел необычайную остроту, когда в середине марта Германия окупировала Чехию в союзе с Польшей (очень важно для последующих событий) и Венгрией. Затем последовал Германский ультиматум Польше (21.03.39), требования которого не были чрезмерны, поскольку Польша при их выполнении теряла лишь малую часть территории (населенной преимущественно немцами), но получала шанс на участие в дележе земель СССР. (По крайней мере, с точки зрения Сталина такая возможность была более чем реальна, а предсказать поведение Польши вообще никто не мог.) Теперь война, к которой Союз был не готов, могла начаться в любой момент. Поэтому СССР почти одновременно начал переговоры с Германией (чтобы избежать войны) и Англо-Французской коалицией (чтобы сформировать мощный антигерманский союз и этим оттянуть войну). Уже в середине апреля Советский Союз предлагает проект трехстороннего договора СССР, Франции и Великобритании, который бы гарантировал не только взаимные обязательства сторон при нападении на одну из них, но и защищал бы буферные государства от агрессии Германии. И почти одновременно было начато зондирование почвы в Берлине.

Сталин не получил от Запада обнадеживающего ответа в течение апреля и 3.05.1939 снял наркома иностранных дел М. Литвинова, поручив исполнять его функции В. Молотову. С этого момента начинается быстрое сближение СССР и Германии, но оно пока не столь выгодно для Сталина, так как перспективы его весьма туманны. Но в это же время Англия с Францией, вроде бы соглашаясь на переговоры, потихоньку подталкивают Советский Союз к заключению ПМР. Во-первых, ответ на советские предложения был дан только через месяц, на фоне экономических переговоров с Германией, что уже говорило Сталину о вынужденности переговоров. Во-вторых, никто из серьезных английских или французских политиков не прибыл в Москву, где велись переговоры. В-третьих, летом начался пограничный конфликт СССР (в союзе с Монголией) и Японии, которую в Москве издавна рассматривали в качестве союзника Великобритании. Тем не менее, переговоры с Великобританией и Францией продолжались пусть даже и не очень успешно. Но сближение СССР с Германией шло быстрее, видимо немцам договор был более важен.

В июле СССР, не находя разрешения политических противоречий с Великобританией и Францией, предложил начать обсуждение военных вопросов. Но в Великобритании стали затягивать этот переход, и обсуждение вопросов военного сотрудничества началось только во второй декаде августа. Причем статус делегаций западных стран был слишком низким. Этого не скажешь о проходивших в это же время Англо-Японских переговорах о разделе сфер влияния в Китае. Союзу было ясно дано понять, что в договоренности с ним не заинтересованы. Более того, нежелание Англии поднадавить на Японию выглядело для наблюдателей из Москвы как желание втянуть СССР в большую войну.

В результате переговоры в Москве с англо-французской делегацией стали лишь ширмой для переговоров с Германией, которые завершились подписанием договора о ненападении между Германией и СССР 23 августа 1939 года.

 

В общем, дипломатия СССР быстро вела Европу к созданию конфигурации, в которой скорая война становилась почти неизбежной. Но с другой стороны, Союзу нужно было обезопасить себя и создать надежный буфер между собой и Западом, так что сближение с Германией было во многом вынужденным, и лишь узнав, насколько много может предложить Гитлер, Сталин стал рассматривать сближение с Германией как приоритетное направление внешней политики. Но не стоит забывать, что Германия в 1939м годы выглядела более слабой, чем Великобритания и Франция вместе, поэтому союз с ней был менее выигрышен. Все договоренности с Германией по разделу Европы потеряли бы значение в случае военного поражения Германии, которое летом 39го выглядело неизбежным после вступления в войну западных государств. Следовательно, прояви Лондон больше активности в восточноевропейских вопросах, все могло бы поменяться. Быстрый ответ на предложения СССР по заключению трехстороннего договора, обширные гарантии безопасности СССР на случай превращения государств Восточной Европы в сателлитов Гитлера и давление на некоторых особо неуступчивых соседей Москвы могли изменить расклад сил в Европе. Но в Лондоне предпочитали нянчиться со своим любимым детищем – ультранационалистическим режимом в Польше и игнорировать интересы СССР. А ведь сближение Варшавы и Берлина было для СССР предельно опасно и Союзу нужно было бы наносить по Польше превентивный удар, чтобы разрушить этот союз в самом зародыше. В Лондоне Польский вопрос разрешать не желали, а потому получили Пакт Молотова-Риббентропа и ВМВ. Но, кстати, война в Европе была неизбежна, и ее начало было лишь делом времени. Как она могла бы начаться, если бы Пакт Молотова-Риббентропа не был подписан, будет рассмотрено ниже, при обсуждении альтернатив пакта.

Предыдущее: 1939 год. Перед пактом.  Следующее: Альтернативы Пакту Молотова-Риббентропа

Также смотрим:

 

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)