En
---
Логотип в центре

Свежее на сайте

Александр Иванович Литвинов.
А.А. Строков про Восточно-Прусскую операцию. Часть 2.
Битва на Сомме. Третий этап и завершение.
Два документа 4-й армии от 21. 10. 1914.
Французская 155-мм длинная пушка Шнейдера обр. 1917 года

Шрифт: A   A   A

В этот день в прошлом

1. 12. 1914. - Началось Лиманова - Лапановское сражение.
1. 12. 1916. - Полное завершение Битвы на Сомме.

Итоги 2-го сражения при Ипре. Часть 2.

Стратегически, германцы добились значительного ослабления противника в Бельгии, что сократило масштабы майского наступления союзников. Надолго удалось отвлечь от наступательных операций три вражеские дивизии. На короткий срок – примерно 6 или 6,5. Но не более того. Можно также утверждать, что из-за понесенных потерь рост сил союзников во Франции остановился примерно на месяц. Но это тоже очень мало.

А ведь это была главная возможность для германцев добиться на Западном фронте победы, способной решить если не исход войны, то исход кампании. У Ипра, фактически, был единственный шанс использовать химическое орудие внезапно, поскольку уже через неделю противник знал не только о том, что такое оружие может быть применено, но и о том, как защититься от химического оружия.

Поэтому операция под Ипром должна была быть более масштабной по использованным ресурсам, и цели у нее должны были быть стратегического масштаба. Даже если бы речь не шла о захвате оставшейся части бельгийской территории, то все равно нужно было планировать истощение резервов противника в большом сражении западнее Ипра.

И потому германскому Верховному командованию, как и командованию 4-й армии следовало побеспокоиться и о резервах в районе атаки, и о мощной артиллерийской поддержке (по крайней мере, стоило открыть заградительный огонь по направлениям отхода противника, по флангам прорыва и по вражеским батареям западнее канала Ипр – Изер), и об увеличении масштабов первого химического удара. Т.е. сделать все, что было сделано под Горлице, только еще внезапно использовать во время наступления химическое оружие.

Нужно сказать, то даже без привлечения ресурсов с Восточного фронта (хотя в идеале германское Верховное командование должно было постоянно маневрировать резервами между фронтами и вполне могло задержать отправку 1 – 2 дивизий, которые должны были играть роль резерва при Горлицком прорыве), были все возможности нанести более акцентированный удар. Во-первых, газовые батареи были зачем-то разбросаны по всему фронту 4-й армии, хотя их стоило собрать на одном участке фронта для создания максимально широкого и максимально концентрированного газового облака. Во-вторых, как уже отмечалось, в 4-й армии можно было перегруппировками найти дополнительно до 1,5 – 2 дивизий резервов на участке атаки (и примерно столько, точнее 15 батальонов, и было перегруппировано на участок 26-го РК в течение недели). У Верховного командования были возможности собрать на Западном фронте еще несколько дивизий резервов. В частности, в это же время германцы пытались наступать южнее Вердена и в Эльзасе, там вполне можно было выкроить не менее двух дивизий для наступления под Ипром. В-третьих, 4-я армия была наиболее бедной с точки зрения артиллерии, поэтому германское Верховное командование должно было дать ей несколько десятков батарей, собрав их с пассивных участков Западного фронта. А командующий 4-й армией должен был подтянуть на участок прорыва артиллерию 22-го РК и 15-го АК.

Вот с такими ресурсами можно было не только взять Ипр, но и сокрушить всю оборону Антанты в Бельгии. Главное было уже в первые сутки вывести из строя три дивизии, обороняющиеся севернее Ипра и продолжать всю ночь наступление в западном направлении. Если бы фронт при этом удлинился на 10 километров, противникам германцев потребовалась бы примерно неделя для латания прорыва, а за это время германцы бы смогли еще продвинуться вперед… В результате, сражение у Ипра получило масштаб в несколько раз больше, в него были бы втянуты все резервы французов и они были бы перемолоты в Бельгии (так как прибывали бы частями). Этим бы, заодно, было бы сорвано большое наступление французов в районе Арраса.

Но герцог Альбрехт показал себя не очень хорошим командующим армией, а его начальник штаба просто сорвал подготовку операции.

Но гораздо большая доля вины лежит на плечах генерала Фалькенгайна, который психологически зашел в позиционный тупик. Фалькенгайн просто уверовал в возможность победы в обороне за счет истощения противника; он не хотел иной (кроме позиционной) войны на Западном фронте; и хотя Фалькенгайн ясно понимал необходимость сосредоточения войск и материальных ресурсов для победы в позиционных сражениях или для прорыва позиционного фронта, он не хотел рисковать прочностью фронта на Западе, а кроме того, он не понимал, что побеждать противника проще не в затяжных сражениях на истощения, а короткими сокрушающими ударами.

Предыдущее: Итоги 2-го сражения при Ипре. Часть 1.  Следующее: Сражение в Вевре. Часть 1.

Cодержание: Западный фронт ПМВ.

Вернуться в начало раздела: Второй Ипр.

***

Метки статьи:


 


Добавьте комментарий.
Их еще мало...

Понравилось? Нажми здесь!! ( )

Поделиться с друзьями: BK   ОдК   twit   fb   g+

Также смотрим:

 

 

Для связи: Общие темы | По теме ПМВ.

Списки страниц: ПМВ-приложения || ЭИЧЦ || ФФВВ

Немного истории 2013 - 2017 (tl1, l, s, v)